Грант Агасьян: В Петербурге нужно приватизировать управляющие компании

Самый молодой миллиардер Петербурга, владелец холдинга «Городские инновационные технологии» Грант Агасьян уверен, что будущее ЖКХ – за частными компаниями. Бизнесмен обсудил с АБН перспективы развития российского рынка ЖКХ, особенностях работы в Крыму и рассказал о судьбе скандальных УК Василеостровского района «Мир» и «Возрождение».

Профиль Агасьян_мал

В 2015 году ПАО «ГИТ» сообщила о выходе на IPO (первичное публичное размещение — АБН), что было довольно рискованным шагом в период кризиса. Риск в итоге оправдался?

Да. Чтобы был результат, надо людей ведь удивлять. Если тебе страшно заходить в какую-то дверь, если это кажется очень рискованным, значит, туда и надо идти. Не страшно там, где уже есть куча народу.

В 2015 году вы говорили о масштабировании компании от Москвы до Дальнего Востока в краткосрочной перспективе. Планы воплотились в жизнь? В каких регионах действует компания?

На данный момент компания развивается в Петербурге, в Ленобласти и в Крыму. Это основные субъекты, где мы представлены на данный момент. Переговоры с другими регионами ведутся. Так, у нас есть определенный интерес во Владивостоке. Возможно, в 2017 году мы перепрыгнем через всю Россию и откроем там свое представительство. Также нам интересна Московская область.

Покупать компании в регионах выгодно?

По-разному. Все зависит от рентабельности, тарифов, установленных в том или ином субъекте, и от состояния местных фондов.

Сильно ли рынок услуг ЖКХ в Петербурге отличается от аналогичных рынков в других городах?

Довольно сильно. Не зря же город еще называют Северной столицей. Здесь пытаются создавать такие условия, при которых компании в сфере ЖКХ оказывают более качественные услуги, чем в других субъектах. Даже если выехать в Ленобласть, вы уже увидите ощутимую разницу. Мы, в свою очередь, стараемся подгонять компании, которые приобретаем, под наши единые стандарты качества.

ГИТ была первой УК, вышедшей на рынок Крыма. С какими сложностями вы там столкнулись?

С очень плохим состоянием жилых фондов, с неплатежами населения. Люди в Крыму не привыкли платить за коммуналку. Там в ЖКХ ситуация такая же, какая была в России в 90-е. Плюс там есть административные барьеры. Они и у нас есть, но в Крыму их гораздо больше. Это коррупция, постоянная смена власти, договоренности постоянно заключаются и расторгаются. Работать в Крыму тяжело, но можно. Думаю, результат будет уже через пару лет.

Существует мнение, что сфера ЖКХ очень коррумпирована, и что зарабатывать на ней честно невозможно.

История в стране меняется, коррупции становится меньше. Сфера ЖКХ у нас раньше была действительно очень коррумпирована. Когда-то дворник в России мог продать рабочее место другому дворнику. Представляете, до чего доходило? Сейчас же все меняется. Но по своему опыту могу сказать, что традиции прежних лет, увы, остаются в управляющих компаниях со 100% госучастием. Управление там неэффективное, они активно банкротятся, обрастают долгами. А страдают от этого потребители услуг в первую очередь.

И что вы предлагаете с этим делать?

Нужно их приватизировать. Частично в Петербурге это было сделано при Валентине Матвиенко. Тогда частично доли в ряде ЖКС были проданы частникам. Но хорошая идея не дала своих плодов, так как, по-моему, там было много полумер. В итоге в перекупленных компаниях продолжились старые традиции. На самом деле, все идет к тому, что однажды Смольный вернется к этому вопросу. Убыточные коммунальные компании нужно продавать. Но есть одна проблема – поиск инвесторов. Мало кто захочет зайти в предбанкротные ЖКС с многомиллиардными долгами. Для этого предпринимателям должны предоставляться какие-то особые условия. Плюс в России почти нет стратегических инвесторов в сфере ЖКХ.

Почему бизнес не идет сюда?

В сфере ЖКХ очень сильна монополия государства. Приватизация могла бы изменить состояние рынка.

Сколько времени, по вашим оценкам, нужно, чтобы в Петербурге все ЖКС успели перейти в частные руки?

В ближайшие несколько лет властям придется принимать такое решение. Большинство существующих компаний сегодня находится на грани банкротства. Без приватизации развивать сферу ЖКХ в Петербурге невозможно. Никто не говорит, что государство не должно принимать участия в управлении этим бизнесом. ЖКХ – очень политизированная и социализированная сфера, контроль государства над ней должен быть. Но управление должно уйти в руки бизнеса, чтобы всем стало лучше.

Какая судьба у скандально известных УК Василеостровского района «Мир» и «Возрождение», которые вы решили купить?

Процесс покупки идет. Надеемся, что в следующем году он завершится. Это социальный вопрос, так как на данный момент целый район находится в зависшем состоянии. Могу сказать, что юридический департамент ПАО «ГИТ» сможет представлять интересы этих компаний в СК и в суде. Думаю, состава преступления в их истории не имеется. Если сделка состоится, а я на это очень надеюсь, мы сможем решить вопрос с «Миром» и «Возрождением» в рамках правового поля.

Каким образом вы зарабатываете на ЖКХ?

Заработать на ЖКХ можно, если оказывать весь комплекс услуг. С управления много денег не получить. Но вот если весь цикл услуг находится в твоих руках, то этот бизнес будет приносить доход. Наша компания делает текущий ремонт, осуществляет вывоз мусора, различные клининговые услуги и т.д. Мы постоянно расширяем свои возможности, заключая сделки с профильными компаниями.

Если вы занимаетесь мусором, то, может, стоит больше уделять внимания раздельному сбору мусора?

Мы пробовали на некоторых открытых площадках ставить контейнеры для раздельного сбора. Увы, наши граждане не захотели ими пользоваться. Пока людям удобней скидывать все в один мешок и в контейнер. Вообще, нам очень интересна тема переработки мусора. Мы обязательно будем заниматься ей, когда в России появится соответствующая законодательная база.

И сколько нам этого ждать?

Уже года четыре пытаются принять соответствующие законы. Мы в ГИТ знаем всех, кто этим занимается, знаем все проблемы, с этим связанные. К сожалению, озвучить их я не могу. Эти проблемы связаны с отсутствием договоренностей всех участников процесса. Основной продукт мусоропереработки – это энергия, которая стоит дешевле привычных аналогов. Тут есть столкновение интересов на уровне администрации городов, нефтяников и энергетиков. Пока ничего бизнес сделать в сфере переработки мусора не может в России. Можно построить завод, можно даже привести туда мусор и переработать его. Но продать энергию будет невозможно. А без этого теряется весь смысл.

Так сколько должно еще пройти лет, чтобы мусорная проблема в России начала решаться более цивилизованным образом?

Это очень интересная бизнес-тема, но административные ресурсы не знают, кому ее отдать. Может, в течение пяти лет что-то изменится, может, не раньше, чем через 15 лет. Это зависит от многих факторов.

Елизавета Белова / АБН