Питерский ЗакС глазами депутата Государственной Думы

Оксана Дмитриева депутат Государственной Думы шести созывов теперь руководитель фракции «Партии роста» в Законодательном собрании Петербурга. По просьбе АБН она поделилась впечатлениями от увиденного в Мариинском дворце.

оксана дмитриева

Оксана Дмитриева

руководитель фракции «Партии роста» в ЗакСе Петербурга

Состав депутатского корпуса

В стране на данный момент осталось три парламента, которые работают полностью на профессиональной основе: Государственная Дума, парламент в Санкт-Петербурге и в Чечне. Поскольку Чеченский парламент – это особый случай, то сравнение питерского ЗакСа и Государственной Думы вполне оправданно.

Следует зафиксировать: питерский ЗакС – это единственный парламент, где существует реальная оппозиция, состоящая из профессиональных депутатов. Да, оппозиция в меньшинстве, но наш голос в питерском ЗакСе слышен, и с опорой на гражданское общество можно даже в этих условиях добиваться результата. Что касается Государственной Думы, то депутаты, даже формально из оппозиционных фракций, были избраны в режиме «договорного матча» на «зачищенных округах» с использованием того же административного ресурса, что и «Единая Россия». Поэтому, сравнивая питерский ЗакС и сегодняшнюю Государственную Думу, можно наглядно увидеть разницу между парламентом, где оппозиция в меньшинстве, но она существует, и парламентом, где независимой оппозиции вообще нет.

Состояние законодательства

Первый взгляд на региональное законодательство показывает огромное количество «законодательных лакун или целинных пятен», в особенности по таким вопросам как ЖКХ, градостроительство, распоряжение региональной собственностью: земельными участками и недвижимостью. В этих вопросах почти полностью отсутствуют системно проработанные порядки и механизмы, многие законы состоят из повторяющихся норм «порядок определяет Правительство СПб». Похоже, что системной разработкой законодательства никто не занимался ни в правительстве, ни в ЗакСе.

Хаос в распределении земельных участков, многочисленные градостроительные аферы, разрушение памятников культуры имеет юридическую основу в полном отказе от законодательного регулирования и передаче всех вопросов на усмотрение исполнительной власти. Плохое законодательство или его полное отсутствие по важнейшим вопросам — свидетельство непрофессионализма исполнительной власти, сознательной заинтересованности в отсутствии нормативного регулирования.

И здесь мои упреки депутатам ЗакСа, прежде всего от оппозиции. Почему за 20 лет при активном участии в градозащитных акциях допустили такое состояние законодательства? Возьмем, к примеру, передачу Исаакиевского собора. По закону Санкт-Петербурга любая передача в собственность объектов недвижимости осуществляется по решению исполнительного органа, и процедура начинается с распоряжения губернатора. Почему такая норма не только существует, но до моего появления а ЗакСе никто на нее не обращал внимание и не требовал отменить? Единственной юридической защитой оказался тот факт, что Исаакиевский собор – часть музейного фонда и по федеральному закону 1996 года не подлежит передаче. Однако любой другой памятник культуры и архитектуры может быть передан кому угодно и за какую угодно цену по воле губернатора и Правительства Петербурга. Пример — здание бывшего Конюшенного ведомства. Протестовать начинали очень выборочно и после того, как передача состоялась. Лечили симптомы, а не болезнь.

Регламент работы

По сравнению с Государственной Думой более демократично проходит заседание палаты (пленарное заседание). Возможность высказать свою позицию есть у любого депутата по любому вопросу. Количество вопросов и выступлений не ограничивают, как в Думе – по одному (два) от фракции. В ЗакСе есть принципиальная возможность задать последовательную серию вопросов чиновнику или автору законопроекта, что называется, «припереть к стенке». В Государственной Думе это невозможно, после ответа на первый вопрос, даже если депутат не удовлетворен ответом, микрофон отключат.

Принципиальным недостатком регламента работы ЗакСа, на который тоже почему-то до моего появления не обращали внимание, — это работа с поправками и в целом работа над законопроектом. В Государственной Думе все законопроекты закрепляются за комитетами по профилю работы. Комитет вносит законопроект на первое чтение, готовит содоклад. В комитет поступают поправки ко второму чтению, что дает возможность профессионально доработать законопроект от первого ко второму чтению. В ЗакСе преимущественно все законопроекты по всем темам на первое чтение вносит комитет по законодательству, а ко второму чтению все поправки по всем законам поступают в редакционную комиссию, где они, конечно же, не могут быть профессионально рассмотрены. Такой порядок не дает возможность работать над законом уже в стенах Законодательного собрания.

Следующим серьезным недостатком является то, что все законопроекты правительства и губернатора представляет один человек – статс-секретарь, который не может профессионально знать все вопросы и не уполномочен принимать решения по сути высказываемых замечаний. В Государственной Думе в качестве официального представителя правительства по законопроекту назначается министр либо первый заместитель министра по профилю законопроекта. Тем самым есть основа для профессиональной работы с замечаниями и предложениями депутатов.

Что касается таких вопросов, как поименные голосования и доступ ко всем стенограммам, то это настолько очевидные вопросы, уже 20 лет как решенные в Государственной Думе, что затягивание с их решением существенно снижает авторитет питерского парламента.