Валюта $64.15 €69.27 Brent$59.49

Я за повышение пенсионного возраста. И — против

Сюжет:

Вася_аватар

Василий Романов

журналист

Говорят, в России нужно жить долго. Нужно, не нужно, тут еще можно спорить; но жить здесь точно интересно. Сменяющиеся эпохи приносят новости. А потом уносят. Сухой остаток прошлых дней — оторванность «элит» от масс — не удалось размочить ни Горбачеву с «гласностью», ни Ельцину с… чем? Ну, по крайней мере, с независимыми от него СМИ.

А что удалось? Привнести в нашу жизнь значительные элементы рынка. Банально будет, конечно же, сказать, что в России построили капитализм карикатурный, сошедший со страниц газеты «Правда». И нечестно сказать, что не построили вовсе. Еще как построили.

Критики Медведева называют его правительство «либеральным», а членов — «либералами». Это преувеличение (некоторое), но вот видный либеральный экономист Евгений Ясин рад, что в правительстве есть Антон Силуанов, а в ЦБ — Эльвира Набиуллина. Он любит своих учеников. А я, в свою очередь, люблю либеральных экономистов. «Свобода — лучше, чем не свобода», помните?

Мне как человеку либеральных убеждений претит чрезмерное перераспределение налогов, прогрессивная шкала, большие социальные пакеты. И мне вполне понятны аргументы о старении россиян, о снижении числа трудоспособных людей, о том, что в Пенсионном фонде дефицит, и надо бы с ним бороться. Не в долг же жить? И на Западе пенсионный возраст выше, а наши нормы — реликты середины прошлого века. И вообще, мне лично, думаю, в 60 было бы скучно сидеть без работы.

Но когда я слышу словосочетание «пенсионная реформа», она отзывается во мне… хм, ноткой тревоги. Вроде были уже пенсионные реформы. И не одна. И именно в последние 20 лет. А вдруг — не получится?

Итак, анонсированные манипуляции с пенсионной системой — попытка заткнуть бюджетные дыры. Говоря о необходимости пенсионной реформы, в правительстве резюмируют: уж очень много у нас пенсионеров развелось. Действительно, много. Особенно — досрочных и высокооплачиваемых. Видите ли, на пенсию одного депутата можно платить около 10 пенсий по старости. А еще, например, сотрудники прокуратуры выходят на пенсию после 25 лет работы, то есть — уже до 50. И пенсии там, чай, не такие, как у моей бабушки. Но трогать особые категории у нас никто не будет — силовики же. О них принято заботиться.

Позаботились у нас и о других россиянах. Вот, например, майские указы Владимира Путина. Правда, в правительстве теперь ломают голову, где же найти деньги на майский указ Владимира Владимировича — 8 трлн рублей. А тут и новость — бывший вице-премьер Игорь Шувалов возглавил ВЭБ. Ну, то, что ВЭБ — это свалка плохих долгов — общее место. Этот «банк» (в кавычках не потому, что я его не уважаю, просто юридически это и не банк вовсе, а госкорпорация, которая даже не подлежит надзору ЦБ) уже спасали в 2012 году. Спасали, спасали и не спасли. Как признал Шувалов после назначения, ВЭБ задолжал $18 млрд внешним кредиторам. Это — уже 1 трлн рублей из искомых восьми. Кстати, Шувалов курировал ВЭБ, работая в правительстве, так что сколь успешными могут быть преобразования любителя корги, оставлю вам.

Я уже боюсь представить эффективность работы Дмитрия Рогозина в «Роскосмосе» и Виталия Мутко на очередных стройках века — им бы, конечно, Игоря Албина в помощь. И будет, как сказала бы Оксана Дмитриева, «одна сплошная цифровизация».

Так что тут назревает три вопроса: почему очередная пенсионная реформа вдруг окажется успешной, почему поиск денег для латания дыр начинается с граждан и почему бы государству не начать поиск денег с повышения эффективности управления и гострат?

Ответ подсказать?