Керчь и Архангельск – звенья одной цепи?

С разницей в две недели в нашей стране прогремели два теракта. Официально уголовное дело по статье «Теракт» возбуждено только в Архангельске, где 17-летний парень подорвал себя в приемной УФСБ. После массового расстрела в колледже в Керчи возбуждено дело по статье «Убийство». Можно спорить о деталях, но общая картина совершенно схожа и очевидна. Дмитрий Курдесов Руководитель движения «За безопасность» После атак на колледж в Керчи и взрыва в приемной ФСБ в Архангельске следователи и множество экспертов принялись собирать крохи информации о юных террористах. Что мы знаем? Оба парня воспитывались в неполных семьях. Друзей не было, вели замкнутый образ жизни, на фоне сверстников не выделялись. Учились не хорошо и не плохо, твердые «хорошисты», нареканий со стороны учителей не было. Один увлекался стрельбой и сразу при наступлении совершеннолетия легально купил помповое ружье и 150 патронов к нему. Второй умело мастерил бомбы. Оба парня почти ровесники – 17 и 18 лет, не таились и не принадлежали к какой-либо террористической группировке. Обычные парни, иногда рассказывающие одноклассникам разного рода дичь, о которой тотчас забывали, полагая, что шутка. После расстрела в Керчи немедленно вылезла масса «нового» о стрелке. Парень долго учился стрелять, прошел сложный экзамен и получил лицензию на приобретение и хранение огнестрельного оружия, целенаправленно шел к своей страшной цели, но ни один взрослый не поинтересовался, зачем 18-летнему парню ружье, и, возможно, в этом отправная точка трагедии. Единственное, что можно сказать с точностью: предотвратить взрыв в здании регионального управления ФСБ в Архангельске было невозможно. В отличие от бойни в колледже в Керчи. Ни в одной стране мира не научились бороться с террористами-одиночками. Действительно, архангельский бомбист за семь минут до теракта написал в открытом чате о намерении совершить преступление (нашлись такие, кто пожелал ему «удачи» — с ним должен быть отдельный разговор), но семь минут – ничтожно мало, чтобы проверить сообщение и принять должные меры безопасности. Тупик? Нет, конечно. Несколько дней назад сотрудники ФСБ провели блестящую операцию и ликвидировали террористическую ячейку в Татарстане. Группа почти из 20 человек планировала резонансные акции (теракты) на территории России, после чего террористы должны были сбежать и укрыться в Сирии. ФСБ потребовалось несколько недель, чтобы отследить всех участников банды, собрать доказательную базу, а после одним разом накрыть всех. Схожим образом должны действовать учителя в школе, в частности, социальные педагоги, которые, как правило, во многих школах присутствуют формально. Социальный педагог обязан ежедневно беседовать с десятками учеников, вести мониторинг социальных сетей, выявлять детей, которым нужна или может понадобиться психологическая и иная помощь. Посмотрите, сколько общего у керченского стрелка и архангельского бомбиста, неужели в остальных городах России другие дети? При хорошей работе социального педагога, не трудовика на полставки, а профессионального психолога, я уверен, трагедий можно было избежать. Современная молодежь, в отличие от нас, их родителей, взрослых, с головой погружена в глобальную цивилизацию. По одному щелчку мыши любой подросток может оказаться в любой точке мира, доступны книги, о которых мы только мечтали, секции, кружки как бесплатные, так и платные – всего навалом, найти себе применение в жизни и занять свободное время не составляет никаких сложностей. Так почему же дети идут на преступления? Излишне говорить, что дети чересчур … Читать далее Керчь и Архангельск – звенья одной цепи?