Валюта $64.09 €70.82 Brent$65.45

Замкнутое пространство, крепкие мужчины и ОМОН: как в Петербурге 30 часов муниципалов выбирали

Кандидатам пришлось проявить стойкость

Сюжет:

Фото: АБН

В одном из самых скандальных муниципалитетов Петербурга ночь выборов завершилась около 14.00 дня понедельника. Этому предшествовали события, напоминавшие два фильма одновременно: советский «Гараж» и российский «Брат». В МО «Морские ворота» был один из самых высоких конкурсов: почти 10 человек на место депутата. Свои команды выставили «Объединенные демократы», «Единая Россия», а также несколько коалиций самовыдвиженцев. В итоге, в помещении для голосования на Канонерском острове избиратели видели огромный плакат с 46 кандидатами, из которых им нужно было выбрать пять.

Фото: АБН

Кроме информационных стендов, членов комиссий и урн, местных жителей встречала толпа мужчин крепкого телосложения, чья внешность навевала почти что ностальгию по типажам 90-х. Это были наблюдатели от части кандидатов. Они как по команде вскакивали со своих мест при виде любой потенциально конфликтной ситуации. Во второй половине дня компанию им составила другая группа молодых людей с внешностью горцев. Эти люди также имели при себе удостоверения членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса (так официально называют наблюдателей). Впрочем, напряжение висело в воздухе недолго. После нескольких задушевных бесед представителей двух «спортивных команд», они уже почти что обнимались. Было видно, что парням есть о чем поговорить друг с другом. Наконец, столпотворение на небольшом пространстве дополняла группа полицейских и почему-то сотрудников ДПС.

Фото: АБН

В ходе голосования напряженность возникла несколько раз. Сначала один из наблюдателей, не относившийся ни к одной из «спортивных команд», попросил сверить имя избирателя в паспорте с его именем в списке, на что получил отказ члена избирательной комиссии. Рядом немедленно оказались «спортсмены». Около получаса эмоционального спора завершились фактически в ничью.

Затем один из избирателей обнаружил в книге учета проголосовавших данные своего отца с подписью за выданный бюллетень. Отец, по словам пришедшего, не только не приходил на участок, но и вообще отсутствовал в этот день в городе. На участке опять поднялся шум. На вопрос одного из кандидатов, как так получилось, глава участковой избирательной комиссии (УИК) ответил философски:

Ну что же он не стал писать жалобу? Может быть это вообще была провокация?

Затем собравшиеся вновь почти что кричали друг на друга, обсуждая, можно ли дать избирателю бюллетень по временной регистрации. Сошлись на том, что можно дать «губернаторский», но не давать «муниципальный».

Наконец, одна из избирательниц не получила бюллетеней, так как сменила фамилию, а в книге учета была указана старая.

Что же вы не зашли в избирательную комиссию уведомить о смене фамилии? — спросил глава УИК.

Может мне и в налоговую добровольно приходить? — парировала женщина.

Договорились, что, если она принесет свидетельство о регистрации брака, то ей разрешат голосовать. Но женщина, вернувшаяся под вечер из Ленобласти, в итоге потеряла интерес к выборам.

От заката до рассвета

В 20.00 двери бассейна, в котором располагались участки для голосования, заперли на замок, предупредив, что никто не сможет ни войти ни выйти. Правда, в этом строгом правиле вскоре обнаружились исключения. Так, сотрудникам полиции удавалось покурить на свежем воздухе, а членам УИКов — посетить туалет. Для всех остальных первые два часа он был недоступен.

Участки располагались в холле бассейна, коридоры же, ведущие вглубь заведения, были предусмотрительно забаррикадированы. В небольшом замкнутом пространстве собралось около сотни человек: более половины кандидатов, их наблюдатели разной степени брутальности, а также сотрудники правопорядка. Мест для сидения хватало не на всех, даже считая полы у стен, к которым можно было бы привалиться. Впрочем, многим собравшимся было не до сидения. Они вели отчаянный спор о расстоянии, на котором могут находиться кандидаты и наблюдатели при подсчете голосов. Члены комиссий норовили отодвинуть их подальше, а противоположная сторона — придвинуться поближе. В ход шли ссылки на законодательные и нормативные акты, но фактически компромисс находили путем физического завоевания каждого сантиметра «чужой» территории.

Когда наконец, противоборство перешло в позиционную стадию, границы в целом были признаны сторонами и УИКи приступили к процессу гашения неиспользованных бюллетеней, в здание стремительно вошел ОМОН. Колонна в шлемах с тонировкой  разрезала толпу, как нож масло, после чего командир отряда о чем-то негромко поговорил с полковником полиции. Затем колонна выполнила команду «кругом» и покинула помещение так же внезапно, как появилась. Никто ничего не понял, но собравшиеся, кажется, уже не удивлялись ничему.

Около полуночи стало ясно, что людей надо пускать в туалет. Ситуация осложнялась тем, что по ходу движения располагался сейф одного из УИКов. Решили, что будут пускать по одному в сопровождении сотрудника органов. Пока тянулась очередь, горцы воспользовались моментом, чтобы совершить намаз в душевой.

Бюллетени на выборах губернатора считали уже за полночь. Эта процедура интересовала немногих, поэтому все активно перекусывали переданной из внешнего мира снедью. Когда покончили с губернаторскими, должно было начаться самое интересное. Но началось совсем не то, что ждали. Глава одного из УИК (видимо, главного, хотя теоретически они равны), заявил, что объявляет перерыв на 40 минут, и предложил всем, кроме сотрудников полиции, покинуть помещение. Кандидаты отказались. Начался еще один бурный спор, после которого покинула помещение основная масса членов комиссии.

Остальные стали приспосабливать имеющиеся лавки под импровизированные спальные места. Часть кандидатов потянулась на выход, благо, двери были уже открыты. Ближе к утру, кандидаты, видимо, заключили некий «пакт о ненападении», в результате которого ушли и давно скучавшие «бойцы». Стало значительно просторнее.

Фото: vk.com/kanonerskiy_ostrov

Члены УИКов вернулись около 8 утра, когда уже вовсю обсуждалось, как продолжать подсчет без них. На вопрос, где они были около четырех часов, вернувшиеся отвечали, что передавали данные об итогах губернаторских выборах в Территориальную комиссию (ТИК). Передавали в электронном виде, пояснил один из них. «Это очень длительный процесс», — сказал он. Некоторые члены УИК при этом выглядели подозрительно выспавшимися.

Старые счеты

Наконец, начался подсчет голосов на муниципальных выборах. На скандалы у сторон уже, видимо, не осталось сил. Договориться о регламенте, расстоянии до столов и параллельном подсчете удалось практически полюбовно.

В третьем часу дня самые стойкие кандидаты (по совпадению, набравшие больше всего голосов) услышали финальные цифры и получили копии протоколов. Счастливчиков начали поздравлять, но те суеверно отмахивались: дескать, неизвестно еще, что «нарисуют» в ТИКе.

Стоит заметить, что ход муниципальных выборов в Петербурге раскритиковали известные петербуржцы.