Валюта $63.87 €70.39 Brent$63.51

Глава парламента Петербурга употребил неизвестное науке слово вслед за Милоновым

Вячеслав Макаров / Фото:  Законодательное собрание Санкт-Петербурга

Вячеслав Макаров / Фото: Законодательное собрание Санкт-Петербурга

Вячеслав Макаров / Фото: Законодательное собрание Санкт-Петербурга

Старший преподаватель кафедры русского языка Светлана Друговейко-Должанская по просьбе корреспондента АБН поискала в словарях слово «телебонить», которое употребил председатель Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров на заседании 2 октября, обращаясь к депутатам с призывом не участвовать в митингах.

«В словарях его нет, в том числе и в словаре русских народных говоров», — пояснила филолог, уточнив, что у нее в словаре собраны все слова, которые когда-либо использовались на территории России.

Она отметила, что искала как слово «телебонить», так и «теребонить». Таким образом, наука этого слова не знает.

В то же время Светлана Друговейко-Должанская добавила, что нашла в интернете некий «народный словарь русского языка», куда может добавлять слова любой желающий. Там она нашла слово «телебонить» и его объяснение. Согласно словарю, «телебонить» — это «теребить», «многократно повторять одно и то же действие».

Помимо этого, выяснилось, что Вячеслав Макаров оказался далеко не первым в Законодательном собрании, кто употребил это слово. В декабре 2012 года его уже говорил тогда еще депутат петербургского парламента, а не Госдумы Виталий Милонов. Комментируя скандал со своим соратником по фракции «Единой России» Сергеем Анденко, который жестко высказался в адрес коллег, Виталий Милонов призвал «не мусолить и не телебонить данную ситуацию».

Виталий Милонов / Фото: Baltphoto

На заседании городского парламента 2 октября, Вячеслав Макаров в своем выступлении употребил слово «телебонить». Позднее пресс-служба спикера Законодательного собрания распространила заявление о том, что этот глагол означает «настойчиво, как в центрифуге, крутиться в митингах ради митингов, суетиться в протесте ради протеста». Позднее Светлана Друговейко-Должанская в разговоре с корреспондентом АБН призналась, что не знает такого слова.