Валюта $73.90 €80.89 Brent$31.96

Переболевший коронавирусом врач: «до трети всех зараженных не почувствуют симптомов»

Александр Иванов / Фото: телеграм-канал BRKLNMED

Александр Иванов / Фото: телеграм-канал BRKLNMED

Переболевший коронавирусом COVID-19 врач из Нью‑Йорка Александр Иванов рассказал АБН о симптомах, с которыми у него протекало заболевание, эффективных способах борьбы с распространением пандемии, а также опасности мифов и фейков вокруг коронавируса.

Александр Иванов переехал в США в 2013 году, до этого момента закончив Московскую медицинскую академию им И. М. Сеченова и ординатуру по кардиологии в Российском кардиологическом научно-производственном комплексе им. А. Л. Мясникова.

Последние три года он проходит ординатуру в отделении терапии в одном из крупнейших госпиталей в Бруклине штата Нью-Йорк. В середине года в планах врача начать программу по кардиологии в штате Северная Каролина.

На досуге Иванов ведет телеграм-канал о медицине BRKLNMED, в котором он впервые и рассказал о подтвержденном у себя случае COVID-19. О деталях своей болезни молодой врач рассказал в интервью корреспонденту АБН.

АБН: Как вы узнали, что заболели коронавирусом? Опишите симптомы, с которыми протекало у вас заболевание?

Александр Иванов: 14 марта после смены я пошел в парк прогуляться. Во время прогулки почувствовал небольшую резь в горле, но не придал этому никакого значения. Спустя два дня я поднимался пешком на 12 этаж без лифта и почувствовал небольшую одышку. Далее к этим симптомам присоединилась боль в мышцах, слабость, разбитость и сухой кашель. Все они побудили меня обратиться к руководству программы в госпитале для прохождения тестирования.

Мое заболевание протекало достаточно легко. Описанные симптомы сопровождались повышенной слабостью, а на пятый-шестой день еще ночная потливость. Последние три дня у меня не было симптомов коронавирусной инфекции, поэтому вчера мне разрешили вернуться на работу.

Коронавирус / Фото: Фото: cdc.gov

АБН: По данным на 25 марта, в США зафиксировано более 55,2 тысячи случаев инфицирования COVID-19; 801 человек погиб, 354 — вылечились. Насколько американская система здравоохранения готова противостоять распространению коронавируса?

Александр Иванов: К сожалению ни одна из систем здравоохранения в мире не может быть готова к такому большому единоразовому наплыву пациентов по вполне очевидным причинам. У нас ограниченное количество коек и медицинского персонала. Этого хватает с натяжкой в обычное время, но в такой кризис, когда количество пациентов больше на порядок, система здравоохранения уже не справляется.

Сейчас в Нью-Йорке активно обсуждается вопрос с увеличением количества аппаратов искусственной вентиляции легких. У нас есть 11 тысяч таких аппаратов, а нужно 30 тысяч. Власти пытаются найти их в ближайшие 2-3 недели.

АБН: По сравнению с большинством стран мира — количество больных COVID-19 в России не самое большое. На 25 марта было подтверждено 658 случаев. Причем большинство случаев «завозные». Тем не менее, врачи пока не исключают «итальянского» развития ситуации с распространение вируса. Возможен ли такой сценарий? От чего это зависит?

Александр Иванов: Такой сценарий возможен. Здесь важно понимать, что до одной трети всех зараженных COVID-19 пациентов не почувствуют никаких симптомов или они будут минимальны. Если их объединить с теми, у кого заболевание протекает легко, мы получим 80% от всего числа заболевших. В итоге человек может даже не знать, что он заразен, и продолжать распространять вирус, заражая людей вокруг себя.

Чтобы предотвратить полномасштабное распространение вируса в стране, полностью не останавливая экономику, России стоит учесть опыт Сингапура, Южной Кореи и Тайваня. Необходим доступ широких слоев населения к тесту на коронавирус, чтобы он был известен в течение нескольких часов. Все положительные результаты должны быть оперативно расследованы эпидемиологической службой для выяснения контактов и их изоляции. В России доступность тестирования сейчас недостаточная, что затрудняет работу врачей.

АБН: Какие меры вы сами находите наиболее эффективными в борьбе с коронавирусом? Действительно без жёсткого карантина никак не обойтись?

Александр Иванов: Очень важно информирование широких слоев населения о симптомах заболевания. У людей должно быть общее понимание и общее стремление к тому, чтобы как можно скорее выявить вирус и не допустить его распространения.

Глобальная проблема — доступность тестирования и эффективность работы службы эпидемиологических расследований. Эти меры, возможно, смогут очень сильно снизить скорость распространения вируса, что позволит держать ситуацию под контролем.

АБН: Глава Института Коха Лотар Вилер не исключает продления пандемии коронавируса на 2 года, в результате чего могут переболеть до 70% населения Земли. Как, на ваш взгляд, будет протекать ситуация с пандемией коронавируса в мировых масштабах?

Александр Иванов: Любой эпидемиолог или врач, имеющий даже общее понятие об эпидемиологии, согласится с главой института Коха. Здесь важно понять, сколько человек может заразить один пациент, зараженный коронавирусом. Для COVID-19 это число установлено от 2 до 2,6. Многие эксперты говорят о 2,5. Чтобы образовался иммунитет и чтобы мы точно знали, что вирус не распространится дальше, примерно 65-66% населения должны иметь иммунитет от этого заболевания.

Как он будет выработан — через перенесенное заболевание или вакцину, зависит уже от нас. Можно привести в пример вирус натуральной оспы, когда один человек заражает в среднем 12 новых людей. Здесь для возникновения иммунитета важно, чтобы 90% населения были вакцинированы. Именно поэтому так важна широкая вакцинация, она позволяет не допускать повторения страшных инфекций.

АБН: Коронавирус COVID 19 — не первый и, вероятно, не последний вирус в истории человечества, который приводит к пандемии. Какие уроки следует извлечь человечеству из нынешней пандемии? Можно ли как-то защититься от вирусов в будущем?

Александр Иванов: Действительно, это не первый и не последний вирус в истории человечества. Здесь стоит взять на вооружение опыт стран Юго-Восточной Азии, которые за последние 18 лет сталкиваются с вирусами. В 2002-2003 году это был SARS (атипичная пневмония, прим. ред АБН), в 2008-2009 году появился MERS, и сейчас этот SARS- CoV-2 или COVID-19.

Страны Юго-Восточной Азии приняли во внимание первые доклады о зараженных в Китае, после чего разработали и приняли широкую систему тестирования населения, а также ввели карантин для въезжающих с территории распространения COVID-19. Служба эпидемиологической разведки также работала эффективно, что в итоге и позволило им практически свести на нет эпидемию, взяв ее под контроль.

АБН: Какие мифы о коронавирусе вам известны? Насколько мифы или фейки вокруг COVID-19, распространяемые в обществе, могут быть опасны?

Александр Иванов: Мифов вокруг коронавируса очень много. Например, что он погибает от регулярного питья воды или полоскания рта перекисью водорода. Есть мифы, что вирус является военным оружием, которое разработано Китаем или США. Все они, безусловно, вредны и наносят ущерб в просвещении населения о реальных причинах и последствиях распространения COVID-19.

Опасны они тем, что у людей нет понимания о базовых принципах профилактики. В первую очередь необходимо социальное дистанцирование, чтобы вирус не расрпостранялся на людей с хроническими заболеваниями. Им будет сложнее перенести его, хотя осложнения могут быть и у молодых людей.

Например, мой коллега 35-летний кардиолог в одном из госпиталей в Бруклине без побочных заболеваний подхватил COVID-19, после чего находился в отделении интенсивной терапии на протяжении шести дней. Как говорят врачи, он был в 5 минутах от аппарата ИВЛ.

АБН: Находятся ли дети в зоне риска. И что будет, если COVID-19 заболеет беременная женщина — есть ли здесь какие-то опасные последствия для ребенка?

Александр Иванов: Дети, безусловно, находятся в зоне риска, они тоже могут заболеть, но у них течение заболевания происходит намного легче. Например, из Китая сообщали, что из 1391 ребенка с подозрением на коронавирус инфекция подтвердилась у 171 ребенка или 12% от общего числа, и только 3 пациентам потребовалось лечение в условии интенсивной терапии. Никто из детей к счастью не погиб.

Вероятнее всего, это можно объяснить пластичностью детской иммунной системы. В детстве иммунитет сталкивается с огромным количеством новых вирусов и заболеваний, которые держат его организм в тонусе, позволяя адекватно и быстро отвечать на новые вызовы, в том числе вирусы.

По поводу беременных женщин вопрос интересный, но никто не знает на него точного ответа. В ближайшие полгода я бы не рекомендовал заводить детей, так как лучше не ставить на себе и своих будущих детях каких-то экспериментов. С тем же вирусом Зика были неприятные последствия, о которых врачи не знали, включая микроцефалию.