Виталий Милонов: Мы выведем аборты из ОМС в течение года

Депутат ЗакСа Петербурга пятого созыва от «Единой России» Виталий Милонов выиграл выборы в Госдуму по одномандатному округу №218. Парламентарий, который прославился на всю страну своими эксцентричными заявлениями и борьбой с ЛГБТ-сообществом, намерен оставаться верным себе. Но обещает быть чуть сдержанней в своих высказываниях. Он рассказал АБН о планах на будущую пятилетку и дал оценку прошедшим в Петербурге выборам.

милонов радугаКакой будет ваша первая инициатива в Госдуме?

Не могу сказать, какая первая. У меня есть куча всяких законопроектов, которые были подготовлены еще за пять лет работы в петербургском ЗакСе. Некоторые из них были реализованы, некоторые ждут своего продолжения и хорошего лоббирования в Москве.

Но самое важное что-то есть?

Беспокоит много всего. Нельзя сказать, что что-то особенно важно. Думаю, депутат, у которого есть только одна идея – это не очень правильно. Нас люди выбирают не для того, чтобы одну инициативу отстаивать.

Последний внесенный вами законопроект в ЗакСе – о криминализации публичной демонстрации нацистской символики и осквернения символов воинской славы России. Какая судьба его ждет теперь?

В ЗакСе остались мои товарищи во фракции «Единой России». Возможно, они проведут законопроект через городской парламент, а я буду пытаться проводить его уже на федеральном уровне.

Вы чувствуете, что с победой на думских выборах на вас свалилась большая ответственность?

Я не был безответственным и когда был депутатом Законодательного собрания Петербурга.

Но там все же уровень ответственности другой.

Но там и депутатов больше. Тут я был один из пятидесяти, а там буду одним из четырехсот пятидесяти. Понятно, что федеральный парламент – это собрание априори самых активных политических лидеров страны. Понятно, что шкала требований к федеральным политикам выше, чем к региональным. Ответственность-то не меньшая и не большая, чем в городском парламенте. Но уровень работы другой. Законопроекты в Госдуме проходят большее количество согласований, по ним ведь будут жить миллионы россиян.

Вы прославились своими эксцентричными заявлениями и инициативами. Вы будете теперь сдержанней, или стиль Милонова останется неизменным?

Думаю, есть здесь большая доля субъективности в оценке тех или иных моих заявлений. Для кого-то вопрос борьбы за запрет абортов является эксцентричным, а для кого-то совершенно естественным. Безусловно, теперь есть большая ответственность в плане политического поведения. Но это не значит, что надо отказываться от своих убеждений.

Выражать эти убеждения можно в разной форме.

Конечно. Я слежу за своей формой в последнее время.

Миллион детей в год убивают, которые лучше чем Немцов, и все молчат

К слову, про аборты. Ранее вы обещали костьми лечь ради того, чтобы лишить женщин права распоряжаться собственным телом. То есть нам ждать в ближайшее время соответствующих законопроектов в Думе?

Я не очень понял, о чем вы говорите. Вашим телом распоряжайтесь, как хотите. Но ребенок не является частью тела женщины. Это научно доказанный факт. Аборт – это убийство. Убийство невинного младенца – это тяжкое преступление.

Вы говорили, что аборты надо в итоге в России запретить. А сначала вывести их из системы ОМС. Так?

Безусловно. Это мое убеждение, и я борюсь за жизнь детей. Миллион абортов в год – это миллион убитых детей в год в стране. Вон одного Немцова грохнули, сколько вони у вас было. А миллион детей в год убивают, которые, поверьте, лучше чем Немцов, и все молчат. Говорят, что у них есть такое право – убивать детей.

И сколько, думаете, вам нужно времени, чтобы реализовать эту инициативу?

Была бы моя воля, я бы сегодня все запретил. Аборты из ОМС, надеюсь, мы выведем в течение года. Аборты по ОМС – это совершенно безнравственно. Почему нормальные люди должны оплачивать убийства невинных младенцев, которые стали заложниками людей на букву «Б»? Она не может держать себя в руках, и ее хотение заканчивается убийством ребенка. Аборт есть умерщвление ребенка. Человека живущего, находящегося на этапе внутриутробного развития. Это для меня вопрос принципиальный. О какой благодати может мечтать страна, когда она убивает миллионы детей? Наша задача, конечно, навсегда остановить этот процесс.

Вы продолжите, будучи депутатом Госдумы, повышать в обществе нетерпимость к ЛГБТ?

Нетерпимость в обществе к ЛГБТ повышают сами ЛГБТ. Насколько я знаю, ЛГБТ – это просто вид развратных сексуальных утех у девиантов. При чем тут общество? Не надо этим заниматься при людях. До них никому нет дела, пусть у себя дома творят, что хотят.

Но вы постоянно с ними сражаетесь. Значит, вам дело до них есть все-таки?

Я борюсь с пропагандой. Чтобы вид аморального и развратного действа не считался нормальным. Это мое единственное желание. Законодательство в отношении ЛГБТ сегодня достаточное, я считаю. Пропаганда ЛГБТ запрещена. Но нужно законодательно урегулировать то, что нельзя приравнивать митинги и конституционные права граждан собираться без оружия к демонстрации своей голой задницы.

Люди в России на ЛГБТ-акции выходят одетые.

Любая ЛГБТ-акция — не политическая. Люди говорят о своем сраме. Говорить об этом можно только в закрытой взрослой аудитории. Всю дискуссию о ЛГБТ нужно свести к внутренней личной жизни граждан, до которой государству дела нет. Никто в спальню не должен подглядывать, это личное дело и личный выбор каждого человека. Не надо его демонстрировать его другим.

Все понимают, что выборы нужно выигрывать честно. Те, кто на что-то другое рассчитывал, сильно обломались в этом году

Как в целом вы оцениваете прошедшие в Петербурге выборы, они были честные и легитимные?

Скажу крамолу, но выборы – это всегда такое напряжение. Возьмем любую партию в любой стране. Никогда не будет абсолютного консенсуса, чтобы все участники говорили, что все прошли честно и прозрачно. Элемент политического недовольства, как правило, невыигрышными участниками конвертируется в обвинения о нечестности и непрозрачности. Я могу сказать, что задача власти – обеспечить максимально возможное состояние, чтобы ни у кого не было повода сомневаться. Но поскольку выборы – это участие миллионов людей, всегда есть место и нехорошим вещам. Глядя на эту систему изнутри могу сказать, что наша выборная система находится в состоянии полного очищения от какого-либо воздействия. Вот в ГАС «Выборы» (государственная автоматизированная система — АБН) ввели результаты, и они не меняется. С введением большего количества КОИБов (комплексов обработки избирательных бюллетеней — АБН), вероятно, мы вовсе уйдем от всякой субъективности. Все понимают, что выборы нужно выигрывать честно. Те, кто на что-то другое рассчитывал, сильно обломались в этом году.

Но в городе было много нарушений в разных районах. Взять хотя бы историю с заносом бюллетеней в администрацию Василеостровского района. Как тут можно говорить об очищении?

Я не очень хорошо знаю историю Васильевского острова, потому что это история локального конфликта. Сама система подсчета бюллетеней от момента вскрытия урн до момента введения протоколов в ГАС абсолютно понятна и прозрачна. Что можно с протоколами сделать такое, чтобы намухлевать? Копии протоколов у наблюдателей есть, их никто не выгонял с участков. Если будут расхождения, никого не пощадят. За это будут очень сильно наказывать. Я бы никому не посоветовал стать участником разборок с переписанными протоколами.

Елизавета Белова / АБН