Валюта $74.30 €90.36 Brent$64.79
29.12.14 / 15:26 Новости / Политика

Что не случилось в 2014 году: Полная блокировка интернета в России

«Агентство Бизнес Новостей» продолжает серию материалов, посвященных итогам уходящего года. В 2014 году депутаты приняли массу законов, ограничивающих свободу как блогеров, так и владельцев сайтов. Однако год подходит к концу, но соцсети и иностранные сайты относительно доступны.

соцсети запрет, фото abnews.ru

Официальным поводом для введения новых ограничений стала «борьба с экстремизмом». Власть искала угрозу везде — в блогах, микроблогах, обычных сайтах и СМИ. Однако, за весь 2014 год вряд ли кто-то может поблагодарить регуляторов за проделанную работу. Зато критики в адрес Роскомнадзора стало на порядок больше.

Первые блокировки

Для описания всей истории «прессинга» интернета в 2014 году, нужно немного выйти за пределы последних 12 месяцев и обратиться в конец 2013 года. 29 декабря президент России Владимир Путин подписал закон о запрете на публичные призывы к сепаратизму в России. При этом, под ограничения попадали не только выступления на массовых мероприятиях, но и публикации в интернете — в том числе, и в СМИ (позже к ним будут приравнены блогеры с посещаемостью более 3000 человек). На следующий день, 30 декабря, был подписан документ о досудебной блокировке по решению Генпрокуратуры (позже — только Роскомнадзора) сайтов с призывами к экстремизму, массовым беспорядкам и участию в мероприятиях, не согласованных с властями. Он впервые «сыграл» в феврале 2014 года — тогда целиком пал сервис блогов Livejournal (Живой Журнал) за текст «Как убить Путина?», опубликованный в 2011 году.

Позже ЖЖ разблокировали, но начало стремительным блокировкам было положено именно таким образом. В марте по тому же закону о запрете экстремизма в сети были заблокированы сайты «Грани.ру», «Каспаров.ру» и «Eжедневный журнал», закрытые на территории России и сейчас. Кроме того, в «запретный» реестр тогда вошли сайт радиостанции «Эхо Москвы» и блог Алексея Навального в Живом Журнале. Первый был вскоре разблокирован, второй сначала создавал способы обхода блокировок, но в итоге переехал на отдельный сайт.

Максим Ксензов, фото с сайта ziv.ru

Замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов сначала грозил заблокировать Twitter, а потом удалился оттуда (фото с сайта ziv.ru)

В мае замглавы Роскомнадзора Максим Ксензов в своем интервью допустил, что ведомство вполне может в течение нескольких минут полностью заблокировать социальные сети Twitter и Facebook на территории России. По его словам, регулятор рунета может пойти на такой шаг, если решит, что открытые соцсети наносят больше вреда, чем последствия блокировок. Заявление вызвало бурное обсуждение как в самих описываемых соцсетях, так и в СМИ. В итоге, в день выхода текста Роскомнадзору пришлось не только оправдываться за свои слова, но и опровергать интервью своего замруководителя.

История также запомнилась тем, что премьер-министр Дмитрий Медведев призвал Ксензову «включать голову» перед подобными заявлениями. Сам замглавы ведомства после такого инцидента стал активнее пользоваться своим микроблогом в Twitter, однако удалил свой аккаунт в декабре, как только число его подписчиков превысило 3000. Представители Twitter и Facebook также решили включиться в обсуждение и уже летом посетили Россию, чтобы обсудить сотрудничество с Роскомнадзором.

Блогер и его 3000 подписчиков

Летом в силу вступили еще два закона, формально ограничившие свободу в интернете. Первый из них, о запрете мата, не относится к рунету напрямую. С июля власти запретили использовать нецензурную лексику при публичных выступлениях и в СМИ. А с первого августа правительство официально приравняло всех блогеров с посещаемостью более трех тысяч человек к СМИ («Закон о блогерах»). При этом, внесенные в специальный реестр пользователи получали только обязанности СМИ: такие, как соблюдение существующих запретов для средств массовой информации, проверка публикуемой информации и обязательное упоминание в описании блога своих контактов для связи.

Блогеров такое нововведение не устроило, и они запустили флешмоб с хэштегом «#***Роскомнадзору». Марафон оскорблений в адрес регулятора, впрочем, остался незамеченным, никого в ту ночь не заблокировали — только Максим Ксензов написал в своем микроблоге следующее: «Всем спокойной ночи. Господи, прости всем, кто не сдержан в речах. Умягчи их сердца, образумь и умиротвори».

БРАТЬ Алексей Венедиктов фото abnews.ru

Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов отказался вносить себя в реестр блогеров (фото abnews.ru)

До сих пор последний документ имеет непонятный статус. Если следовать букве закона, то получается, что каждый более-менее популярный пользователь должен быть включен в специальный реестр, наблюдать за которым будет Роскомнадзор. Однако, к декабрю в этом списке оказались только сообщества «MDK», «Орлёнок» и «Пикабу» в соцсети «ВКонтакте», министра связи Николая Никифорова и гендиректора LiveInternet Германа Клименко, а также ещё около 55 аккаунтов.

Некоторые пользователи (например, телеведущий Владимир Соловьев и главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов) отказались добровольно вносить себя в реестр, хотя Роскомнадзор обращался к ним с такой просьбой. Фокус в том, что само по себе ведомство не может получить точную статистику о блогах — крупнейщие сервисы закрыли её для публики и сделали доступной только для самих пользователей. Возможно, именно поэтому никакие меры воздействия к «неповиновавшимся» так и не были применены.

К слову, закон «вырос» из поправок в закон об экстремизме, которые были созданы после теракта в Волгограде в декабре 2013 года. Но за все время его действия так и не появилось информации о преступлениях, которые удалось предотвратить с его помощью.

Чужие личные данные

Куда более угрожающим выглядит закон о защите персональных данных пользователей, который был разработан летом. Он предписывает всем иностранным компаниям, которые имеют дело с информацией о российских пользователях (именами, фамилиями, адресами и т.д.), хранить их только на территории России. Под действие документа попадают как соцсети (Twitter, Facebook и так далее), так и более крупные сервисы — например, Google. Кроме того, в момент разработки закона активно распространился слух о запрете iPhone в России из-за этой инициативы, так как все данные о пользователях устройств хранятся за рубежом. Это еще немного усилило градус паники.

Пока закон принимался, срок его вступления в силу неоднократно менялся на промежутке между сентябрем 2016 года и январем 2015 года. В итоге, согласно последней редакции, документ заработает с сентября 2015 года.

Сначала против документа в целом, а потом против его сроков вступления в силу выступали практически все представители зарубежных интернет-компаний. Те же самые Facebook, Google и Twitter объясняли, что перенос дата-центров в Россию потребует больших затрат. Небольшие стартапы после введения закона в силу вообще не смогут работать с российскими пользователями, так как у них далеко не всегда есть возможность запустить собственные сервера за рубежом. Тем не менее, закон принят и основные игроки рынка выразили готовность соответствовать изменениям. Однако, до сих пор не известно, кто из них уже приспособился к нововведениям.

Еще живой

бабастопором фото с сайта bankoboev.ru

Правительство не исключает возможности обрубить связь с «внешним» интернетом при необходимости (фото с сайта bankoboev.ru)

К 2015 году рунет подходит с ощущением постоянной угрозы. «Ужас-ужас», который, как казалось, неизбежно наступит с каждой новой инициативой, так и не произошел, но за 2014 год в правительства появилось много новых инструментов воздействия на интернет.

Например, закон о досудебной блокировке сайтов активно применяется в отношении ресурсов, на которых обсуждается возможность народного схода для обсуждения приговора по делу «Ив Роше» Алексея Навального, который назначен на 15 января 2015 года. Так, сначала Роскомнадзор добился блокировки встреч в Facebook и «ВКонтакте», анонсирующих мероприятия. После того, как подобные встречи начали появляться одна за другой, ведомство стало блокировать сайты, с которых можно было перейти на актуальную встречу. Ситуация доходила до абсурда — так, на одном из таких сайтов не было ничего, кроме кнопки, которая перенаправляет на случайный адрес, с которого пользователь попадает на страницу встречи. Однако, и такой портал был заблокирован за «призывы к участию в несанкционированных мероприятиях».

Впрочем, по неподтвержденной информации, Facebook и Twitter в итоге отказались блокировать информацию о сходе и заявили, что готовы к блокировкам со стороны Роскомнадзора. Официально сервисы не комментировали это, но новые встречи действительно уже не блокируются. Вполне возможно, что противостояние Роскомнадзора и соцсетей однажды выльется в прямой конфликт и зарубежные сайты окажутся вне закона.

Тем не менее, никто не отменяет возможности того, что в 2015 году Россия полностью откажется от всемирной сети — Совет Безопасности в сентябре обсуждал применение таких меры в случае чрезвычайной ситуации. Вопрос только в том, что именно будет считаться «чрезвычайной ситуацией» в следующем году.

Андрей Фролов / АБН