Валюта $72.72 €85.23 Brent$78.00

Показания Джеймса Коми в Сенате США. Онлайн (завершено)

Бывший директор ФБР Джеймс Коми даст показания о расследовании действий России перед комитетом американского Сената по разведке. Ожидается, что он расскажет и о своей работе с президентом Дональдом Трампом. АБН ведет трансляцию выступления экс-главы ФБР.Директор ФБР Джейм Коми

19:41 Берр сообщает, что слушание закончено. Следующее по плану — закрытое заседание, а потом — голосование. Уорнер, в свою очередь, в очередной раз заявляет о реальности угрозы, исходящей от России. На этом АБН заканчивает трансляцию, но продолжит следить за развитием событий. Спасибо, что были с нами!

19:37 Маккейн говорит, что то, что против Клинтон не выдвинули обвинения, а против Трампа это еще остается под вопросом, говорит о двойных стандартах ФБР.

19:36 Сенатор проводит параллели между двумя делами, связывая их «российским следом». Он хочет понять, как можно было закончить только одно расследование, если оба дела так сильно связаны.

19:34 Теперь опять Маккейн. Он спрашивает, в чем разница между расследованием дела Клинтон и дела, в котором, возможно, фигурирует Трамп. Коми отвечает, что расследование Клинтон было закончено. Сенатор отвечает, что, несмотря на это, у американского народа осталось множество вопросов.

19:30 «Меня уволили для того, чтобы как-то изменить ход расследования. Не потому, что  я в нем замешан, а потому, что природа и характер ФБР требуют независимости… Если американцы помогали русским сделать то, что они сделали, то это очень серьезно», — сказал Коми.

19:28 Коми сказал, что не знает, почему его уволили, но он уверен в том, что Трампа «раздражали» какие-то действия главы ФБР в расследовании вмешательства России в выборы президента США.

19:27 У микрофона Джек Рид. Он говорит, что ранее Коми заявлял, что если Трамп не является фигурантом дела сейчас, то в теории он может им стать. Коми ответил, что сопротивлялся обнародованию сообщения о том, что Трамп не связан с российским расследованием, потому как позднее может потребоваться скорректировать это заявление.

19:24 Маккейн еще уточнил, правда ли Коми предложил «честную верность» Трампу. Коми подтвердил.

19:19 Маккейн спрашивает Коми, правильно ли было для человека, который хочет замять расследование, просить об этом главу ФБР. Бывший глава ведомства говорит, что, мол, да, это хороший способ.

19:08 Коми еще отказался говорить, как далеко продвинулось расследование в отношении Флинна.

19:04 Коми отказался в рамках открытого слушанья отвечать на вопрос, считает ли он, что Трамп связан с Москвой. Он добавляет, что «не хочет сказать», будто у него есть свидетельства против президента, но он не хочет загнать себя в ловушку.

19:00 Коми говорит, что в ходе всех девяти личных разговоров с Трампом последний никогда не говорил, что глава ФБР плохо справляется с работой. Напротив: Трамп его хвалил. А еще Коми не знает, уволили бы его, если президентом стала бы Клинтон.

18:57 Джо Мэнчин спрашивает, было ли когда-нибудь Трампу интересно, «чо там» в России. Коми напоминает, что уже говорил о том, что Трамп не обсуждал с ним расследование о вмешательстве Москвы в выборы. А потом Коми говорит, что россиянам не нравится, что США остается демократической страной.

18:51 Как бы Трамп мог закрыть дело Флинна, если бы хотел, спрашивает Лэнкфорд. Коми сомневается, говорит, что президент мог бы приказ отдать Минюсту или лично главе ФБР.

18:49 Сенатор Джеймс Лэнкфорд спрашивает, есть ли какие-то документы, которые смогут помочь в расследовании. Коми говорит, что таких нет. А еще спрашивает, кто-либо говорил ли с экс-директором ФБР о Флинне, называет должности. Коми на все отвечает «нет». Никто с ним о Флинне не говорил.

18:46 Коми говорит, что закрытие расследование Флинна не помешало бы ходу российского расследования.

18:45 Интересно, что Коми не может во всеуслышание сказать, был ли Флинн частью расследования вмешательства России. Экс-директор ФБР ответит на этот вопрос в рамках закрытого слушанья. В рамках открытого слушанья Коми также не хочет говорить о «Внешэкономбанке».

18:43 Кинг ловит на противоречиях Трампа! Он говорит о том, что президент заявлял, что один раз на ужин Коми звал по телефону он сам, а другой раз — Трампу звонил Коми. Экс-директор ФБР говорит, что это неправда.

18:40 Отвечая на вопрос Ангуса Кинга Коми говорит, что вмешательство России в выборы в США — часть долгосрочной стратегии Москвы. И будет продолжаться в будущем, кстати.

18:35 Сенатор Рой Блант возвращается к словам Коми о том, что тот был обеспокоен словами и действиями президента, однако не предпринимал никаких действий. «Не считаете ли, что совершили ошибку?», — спрашивает Блант. Коми говорит, что ошибкой было бы что-то делать, потому что это означало бы вмешательство в расследование.

18:30 Генрих задает важный вопрос: «Почему мы должны верить Коми, а не Трампу». Экс-директор ФБР говорит, что мать воспитывала его честным человеком и просит смотреть на его показания в комплексе.

18:28 Генрих еще спрашивает, вот если бы Коми вел себя иначе на ужине, если бы согласился прекратить расследование Флинна, то его бы не уволили? Коми осторожен в словах, говорит, что сейчас уже сказать наверняка невозможно. А потом еще раз подтверждает, что Россия вмешалась в выборы президента США. А еще защита от России с Трампом никогда не обсуждалась. А вот с Обамой обсуждалась.

18:26 Сенатор от Нью-Мексико Мартин Генрих спрашивает, случались ли у Коми приватные ужины с президентами США до Трампа. У Коми такого не было. «Насколько это было необычным?», — спрашивает сенатор. «Настолько необычным, что я думал, он со всеми так встречается».

18:24 Коллинз говорит, что Трамп не должен был оставаться с Коми наедине и намекать на то, что Флинна надо оставить в покое. Сенатор спрашивает, пошел ли Коми в Минюст, попросил ли позвонить юрисконсульту с просьбой донести до президента способы взаимодействия с ФБР. Коми говорит, что не пошел, не позвонил и не попросил.

18:19 Говорит Сьюзан Коллинз. Она все пытается понять, было ли какое-то расследование против президента. Коми напоминает, что ФБР сообщили Конгрессу, против кого ведется расследование. Трампа среди них не было.

18:16 Кто, как вы думаете, мог порекомендовать вас уволить? Коми не знает.

18:14 Уайден спрашивает, если бы Трамп получил то, что хотел в связи с Флинном, что произошло бы? Коми говорит, что дело бы заморозили. Очевидно.

18:11 Вопросы теперь задавать будет сенатор от штата Орегон Рон Уайден. Последний спрашивает, думал ли Коми о том, что Трамп в ходе одного из ужинов дал ему понять, что карьера экс-директора ФБР зависит от того, как пойдет расследование в отношении России. Коми так не думает.

18:08 Теперь вопросы задает сенатор Марко Рубио, друг Ричарда Берра. Рубио идет по показаниям Коми. Говорит о том, что экс-директор ФБР сказал Трампу, что хорошо было бы закончить расследование по России как можно быстрее и провести его как можно тщательнее, а президент согласился. При этом Трамп называет расследование «тучей». Как так?

18:02 Вопрос: как отреагировали коллеги Коми на запрос президента прекратить расследование. Ответ: все были обеспокоены. Коми говорит, что в ФБР решили об этой просьбе не говорить ни Минюсту, ни кому бы то ни было. Но задокументировать слова Трампа.

18:00 Вопрос: как отреагировали коллеги Коми на запрос президента прекратить расследование. Ответ: все были обеспокоены.

17:59 Вообще Файнстайн, похоже, больше интересует, что именно чувствовал Коми в тот или иной момент. Вот спрашивает, как Коми понял слова Трампа о том, что расследование причастности России это как «туча», которая мешает его президентству. Коми подумал, что эта «туча» забирает у Трампа кислород.

17:57 Файнстайн спрашивает, почему Коми не сказал Трампу, что он не может прекратить расследование в отношении Флинна, что это неправильно. Экс-директор ФБР сказал, что он не смог проявить мужество в этой ситуации.

17:55 Слово Дайэнн Файнстайн. Она спрашивает Коми почему, как он думает, его уволили. Тот не знает наверняка, но думает, что это связано с расследованием российского вмешательства.

17:53 Риш зачитывает фрагмент показаний Коми. «Я надеюсь, что вы оставите Майла Флинна в покое», — вот что, якобы, сказал Трамп экс-главе ФБР. Риш отмечает, что президент не давал ему указаний, а только «выразил надежду». Коми в ответ заявляет, что воспринял слова Трампа как указание.

17:49 Сенатор Джеймс Риш хвалит показания Коми. Говорит, написаны хорошо. Экс-директор ФБР отвечает ему, что у него были хорошие родители.

17:47 Уорнер спросил, сколько сейчас ФБР ведет расследований. Коми ответил, что десятки тысяч, но президент никогда не интересовался ни одним из них и не просил вмешиваться в их ход.

17:45 Коми рассказывает, что Трамп, когда тот вступил в должность, говорил о том, что ждет с нетерпением возможности поработать с директором ФБР, говорит о верности. Уорнер спрашивает, бывали ли у Коми когда-нибудь разговоры о лояльности с первыми лицами. Коми говорит, что этого раньше не случалось.

17:41 Уорнер тем временем спрашивает, просил ли Трамп заверить его в том, что он не является объектом расследования. Коми говорит, что один из членов команды, занятой расследованием, заявил, что формально Трамп не рассматривается, как фигурант, хотя все расследование связано с победой Трампа. Сам Коми заверил президента в том, что расследование с ним не связано.

17:36 Начала пить всякий раз, как он говорит «запутан» или «обеспокоен».

 

17:35 Берр спрашивает, есть ли у Коми в том, что комитет по разведке сможет выполнить свои задачи по расследованию вмешательства России в выборы. У Коми таких сомнений нет. На этом Берр передает слово Уорнеру.

17:33 Впервые о российских кибератах Коми узнал в 2015 году. Атаки, по его словам, были направлены на правительственные учреждения. ФБР рассказало предыдущей американской администрации об атаках, но ФБР не смогла получить доступ к устройствам, которые подверглись взлому, равно как не получила доступ к содержимому. Однако Коми говорит о том, что ФБР получила «экспертные заключения».

17:30 Берр заходит издалека: спрашивает в какой момент вербовка превращается в контрразведывательную деятельность против США. Коми говорит, что грань тут тяжело провести.

17:28 Экс-директор ФБР говорит, что никто напрямую его не просил прекратить расследование в отношении РФ. А еще Коми не исключает, что входе расследования могут вскрыться другие преступные схемы. Ну, то есть, не только «российский след».

17:25 Теперь Коми отвечает на вопросы Берра. У Коми нет сомнений в том, что Россия стоит за «кибервторжением» в файлы голосующих, в том, что Москва стоит за победой Трампа. При этом Коми говорит, что доказательств у него, на момент увольнения, не было.

17:23 Теперь прощается со своими коллегами. Коми говорит, что будет скучать по всем годам, проведенным в ФБР. А потом Берр благодарит экс-директора бюро за предоставленые документы.

17:21 Говорит, что объяснения своего увольнения, которые постоянно менялись, его обеспокоили.

17:20 Коми принес клятву говорить «правду, только правду и ничего кроме правды». После этого Коми сказал, что не будет повторять свои замечания, но кое-что уточнит.

17:18 Уорнер продолжает: Трамп, говорит, по словам Коми, просил высокопоставленных чиновников минимизировать внимание, которое оказывается расследованию «российского следа» в американских выборах.

17:16 Уорнер говорит, что свидетельства Коми вызывают озабоченность. Так, по словам Коми, Трамп угрожал ему увольнением, если расследование о причастности России к победе Трампа не будет закрыто. То есть, главу ФБР уволили не из-за возобновления расследования об электронной переписке Клинтон, а именно из-за расследования о России.

17:11 Слово Марку Уорнеру. Он говорит, что на США напал враг. И враг этот не использовал оружия или солдат. А еще Уорнер никогда не сомневался в квалификации Коми, но ставил под сомнения некоторые действия экс-главы ФБР.

17:09 Берр обозначает цели комитета по разведке: узнать, вмешивалась Россия в выборы президента США. Передает слова экс-кандидата на пост главы государства Марка Рубио (которого Берр называет своим другом). Рубио сказал, что Россия может и дальше вмешиваться в электоральные процессы в США, если все как следует не расследовать сейчас.

17:06 Итак, все заняли свои места. Ричард Берр говорит о том, что всему американскому народу важно знать правду.