Валюта $74.58 €84.14 Brent$73.51
03.10.19 / 13:29 Новости

Председатель Псковского облсовпрофа создала себе королевские условия труда

Фото: sovprofpskov.ru

Несколько дней назад стало известно о возбуждении еще одного уголовного дела в отношении руководителя Псковского областного совета профсоюзов Ульяны Михайловой. Ее подозревают в растрате денег профсоюзов. Несколько месяцев назад, в июле, в ее же отношении было возбуждено уголовное дело по факту ведения незаконной предпринимательской деятельности в особо крупных размерах.

И тогда и сейчас Ульяна Михайлова поторопилась выступить с политически ангажированными заявлениями. Якобы на профсоюзы оказывается давление, а уголовные дела являются способами борьбы с ней, как с негодным человеком.

Прессингом Михайлова, похоже, посчитала, внимание СМИ к доходам своей семьи, извлекаемым из подконтрольных профсоюзам учреждений. И «защищать» она будет не работников — им-то как раз вряд ли что-то угрожает, а, скорее, свою должность и возможность оставаться на ней и дальше.

Напомним, с чего все началось. В СМИ были опубликованы сведения о доходах семьи лидера облсовпрофа, в частности, ее мужа, руководителя подведомтственного организации курорта «Хилово». Доходы впечатляли — их рост удивительно совпал с годами руководства Михайловой облсопрофом. Премии директора курорта исчислялись сотнями тысяч рублей в квартал, подписывала их мужу жена. Также были обнародованы данные о ряде контрактов облсовпрофа.

Сведения позволили журналистам довольно жестко предположить, что есть основания для возбуждения уголовного дела по незаконному предпринимательству в особо крупных размерах. Тогда уже Ульяне Михайловой припомнили «коммерческие» отношения с общественными организациями, например, выселение спортсменов-тяжеловесов и общественников, защищавших права многодетных.

Больше вопросов к лидеру облсовпрофа в СМИ было даже не с точки зрения права, а с морально-этической. Однако сама Михайлова усиленно транслировала через законтрактованные ею СМИ точку зрения, что она права, а все вопросы к ней — суть нападки.

Прошло несколько месяцев, позиция Ульяны Михайловой не поменялась. Ни на один вопрос о зарабатывании денег на облсовпрофе по существу она, кажется, так и не ответила. За это время Ульяна Михайлова предприняла заметные усилия по сохранению своего лица. В своем ютюб-канале она активно выступала с заявлениеми, а в социальных сетях появлялись ее красивые фотографии.

Вероятно, это образ и мог обмануть широкую публику, но внутри профсоюзов к Ульяне Михайловой число вопросов начало расти, снежный ком. Катализатором стал акт проверки облсовпрофа со стороны контрольно-ревизионной комиссии (КРК) ФНПР, который был придан гласности весной на профсоюзной съезде в Москве.

Это многостраничный документ важен для понимания следующего факта: как бы ни старалась руководитель облсовпрофа говорить о политической подоплеке, о своей якобы неугодности властям, на самом деле — претензии к ней со стороны в первую очередь ее коллег по профсоюзному движению. Как у руководителей ФНПР, так и у рядовых членов профсоюзов.

Если отдельные части акта проверки КРК понятны только юристам, то все, что касалось, например, начисления премий и дополнительных выплат Ульяной Михайловой самой себе, оказалось ясно и простым членам профсоюзов.

Приведем несколько фактов из документа. Отметим, что публикуются в сми они впервые.

Трудовой договор с Ульяной Михайловой как с председателем облсовпрофа был подписан 9 июня 2016 года. Подписать документ со стороны облсовпрофа советом организации было делегировано Л. Лепешкиной. Сам трудовой договор являлся приложением к постановлению конференции облсовпрофа, на котором Михайлова была избрана председателем. Однако с июня 2016 года было подписано целых шесть допсоглашений, изменяющих тот самый утвержденной общей конференцией договор. Хотя делать это можно с ведома только самой конференции. Лепешкиной права менять первоначальные условия договора ни кем предоставлено не было.

Отметим, что предоставленные к проверке контрольно-ревизионной комиссией уведомления об изменении условий трудового договора, адресованные Ульяне Михайловой, подписаны самой же Михайловой.

В облсовпрофе действует постановление от 30 ноября 2012 года, которое определяет, за что и сколько может получать зарплату (оклады, надбавки) председатель облсовпрофа. Так вот исходя из этого документа, максимальная зарплата Михайловой (без премий) могла составлять только 425 430 рублей в год. Или 36 644 рублей в месяц. Если учесть еще максимальный размер пособия на ребенка до достижения 1,5 лет (24536 рублей в месяц) сумма выплат Ульяне Михайловой в 2018 года могла составлять за год только 799 872 рублей.

Однако вспомним декларацию о доходах за 2018 год, который Михайлова как депутат областного Собрания вынуждена публиковать. Ее доход составил 2 956 326 рублей. То есть в несколько раз больше, чем определено трудовым договором.

Как так получилось? Этот вопрос заинтересовал и КРК ФНПР. Проверяющие затребовали документы о выплатах за четыре месяца, февраль и ноябрь 2017 и февраль и ноябрь 2018 годов. Сумма всех выплат только за эти четыре месяца составили 773 537 рублей. То есть почти возможный годовой максимум, установленный трудовым договором.

В строчках выплат есть такие. Работа в выходные дни: тут Ульяна Михайлова в эти четыре контрольных месяца начислила сама себе от 13 до 72 тысяч! Оплата времени пребывания в командировке: от 6 до 27 тысяч. Сверхсуточные: от 1,6 до 51 тысячи рублей! Оплата перерывов на кормление ребенка: от 14 до 16 тысяч рублей. Премия: от 31 до 77 тысяч в месяц.

Итого получалась в месяц зарплата у Михайловой доходила до 219 тысяч рублей. Если проанализировать структуру ежемесячных выплат, то получалось, что почти 56% из зарплаты приходилась на премию, работу в выходные дни и сверхсуточные.

Проверяющие установили следующие факты.

Ульяна Михайлова установила (или допустила установление) для себе преимуществ в условиях оплаты труда — надбавку за сложность и напряженность труда в размере большем, чем прописано в уже упомянутом нами постановлении от ноября 2012 года. Более того, заместитель Ульяны Михайловой установила ей выплату надбавки за координацию деятельности учреждений, подведомственных облсовпрофу, — 10 тыс в месяц. Хотя тем же постановлением такой надбавки вообще не предусмотрено.

Премируя своих сотрудников за какую-либо работу, Ульяна Михайлова одновременно премировала и саму себя — за ту же работу.

Отдельного внимание заслуживает то, как лидер облсовпрофа оплачивала себе работу в выходные дни. Напомним, что Трудовой кодекс запрещает привлекать работников к работе в выходные и праздничные дни, за исключением ряда случаев. В Псковском облсовпрофе работа в выходные дни «является больше нормой, чем исключением. Особенно это характерно для работы председателя», — в этих строчках проверки читается едва скрытая ирония.

В подавляющем большинстве случаев основания для работы в выходные дни не связаны с какими-либо исключительными обстоятельствами. То есть ту же работу можно было сделать и в рабочее время.

Вот, например, Ульяна Михайлова привлекает сама себя к работе 24 февраля 2017 года, чтобы подготовить проекты материалов заседания президиума, который состоится 1 марта. Или в ноябре она же привлекает себя и ряд других сотрудников к работе в связи с проведением Пушкинского бала. В августе 2018 года — в связи с участием в турслете.

Однако в большинстве случаев в распоряжениях председателя облсовпрофа о привлечении на работы в выходные дни вообще не указывается каких-либо оснований. Просто — «в связи с служебной необходимостью».

Еще один факт. В Псковском облсовпрофе, похоже, считается работой в выходные дни и оплачивается в двойном размере участие в общественных акциях. То есть, руководство облсовпрофа, кажется, получает двойную плату за участие в своих или чужих акциях, которые вообще-то предполагают добровольное участие. Иными словами, складывается впечатление, что участники профсоюзных акций получают за участие в них деньги.

Посмотрим, что там с командировочными.

Как установила проверка, в облсовпрофе действует положение о служебных командировках. Например, рядовые сотрудники получают 300 рублей командировочных за выезд в населенные пункты Псковской области, 500 — за пределы области, кроме Москвы, 1000 рублей — в Москву для всех работников, кроме руководителей. А для руководителей: 2000 рублей в сутки замам и целых 4000 — председателю. Проверяющие пришли к выводу, что Ульяна Михайлова как председатель облсовпрофа издала локальный правовой акт, «которым при прочих равных условиях, без связи с объективными условиями труда» установила для себя повышенные выплаты — в 4 раза выше, чем у других сотрудников.

Но это еще не все. В том же положении о командировках прописано, что в отдельных случаях суточные могут составлять и 8 000 рублей в сутки. «Согласно представленным для проверки документам такие повышенные выплаты устанавливались распоряжениями председателя Михайловой У. А. только самой себе, причем достаточно регулярно и без каких-либо оснований», — говорится в акте проверки. Причем в тех же поездках, остальные сотрудники получали только по 1500 рублей.

После ознакомления с результатами проверки выводы о том, что Ульяна Михайлова сама себе установила весьма выгодные условия труда, использует свой пост, чтобы выжать из него максимально возможную прибыль, — напрашиваются сами собой.

И, конечно, иными глазами теперь жители Псковской области будут смотреть на акции протеста облсовпрофа. Куда его сотрудники ходят за деньги. И на общественную деятельность Ульяны Михайловой, которую она сама себе оплачивает весьма щедро.

На фоне этих фактов особо циничными могут выглядеть призывы Михайловой к членам профсоюзов сохранять спокойствие.

Редакция связалась с Александром Серавиным — директором исследовательских программ Экспертной группы «PiteR», президентом Ассоциации Электронной Электоральной Политики, который работал в Псковской области и знает о ситуации не понаслышке.

«То, что происходит в Пскове, в областном совете профсоюзов, отбрасывает тень и не лучшим образом сказывается на имидже профсоюзного движения. Председатель облсовпрофа Ульяна Михайлова второй раз становится фигурантом уголовных дел, связанных с профсоюзными деньгами. И что бы ни накопали следователи, в любом случае дыма без огня не бывает. Журналисты не безосновательно обратили внимание на резкий рост доходов мужа Ульяны Михайлова, который, конечно же, совершенно случайно был введен ей в орбиту управления профсоюзным имуществом. Как оказалось, это был первый звоночек. Потом наружу начали выплывать и другие неприятные моменты, включая вопросы со стороны ФНПР. Я знаю, что руководство ФНПР проводило проверку внутри облсовпрофа. Результаты проверки в самом Пскове постарались замять, однако в Москве было масса вопросов к деятельности Ульяны Михайловой, в частности, к тому, как формируется ее зарплата, которая чуть ли не в разы выше обычных профсоюзных функционеров» — говрит Александр Серавин.

«Мне трудно комментировать уголовные дела в отношении Михайловой, я не знаком с их материалами. Однако то, что они есть — уже одно это, по моей информации, вызывает раздражение в руководстве ФНПР. Повторюсь, это тень на все профсоюзы. Внутри псковских профсоюзов да и вовне уже сложилось мнение о том, что общественный образ Ульяны Михайловой совсем не соответствует реальному содержанию. С одной стороны — защитница прав трудящихся, она задает неудобные вопросы, умело используя общественное мнение, а с другой, похоже, прекрасно на этом зарабатывает. Конечно, в такой ситуации Михайловой, чтобы сохранить лицо, остается одно: говорить о давлении, о том, что дела сфабрикованы. Но ее проблема в другом: внутри профсоюзов и без уголовных дел знают, что лидер псковского облсовпрофа построила схему зарабатывания денег своей семьей. И надо отдать ей должное — с точки зрения права постаралась сделать это грамотно» — отмечает эксперт.