Валюта $63.87 €70.39 Brent$63.51

В Петербурге нашли виновных в кризисе российского кино

Фото: Экспертный клуб Петербурга

Фото: Экспертный клуб Петербурга

Фото: Экспертный клуб Петербурга

Продюсеры, которые не читают сценарии, непрофессионалы и отсутствие идей — все это губит отечественный кинематограф. К таким выводам пришли актеры и сценаристы на встрече, которую организовал Экспертный клуб Петербурга.

Однозначно ответить на вопрос, испытывает ли в действительности российский кинематограф кризис, оказалось не так-то просто. И дело, в общем-то, в том, что эксперты интерпретируют понятие «кризис» в данном контексте совершенно по-разному.

Так, например, по мнению заслуженного артиста РФ, кинорежиссера и сценариста Александра Строева, кризис, несомненно, ощутим, причем, достаточно давно. Причастных к этому процессу лиц эксперт обозначил без стеснений – федеральные киностудии и продюсеры.

Фото: Экспертный клуб Петербурга

«Киностудия «Ленфильм» — основная киностудия культурной столицы и России» — отметил актер. Но по его мнению студия снимает мало фильмов.

«Как так может быть? Это центральная киностудия Санкт-Петербурга. Ничего не происходит, никому ничего не надо, ничего не интересно», — высказался Александр Строев.

Артист признался, что у него личные счеты с «Ленфильмом», но это не отменяет того факта, что киностудия простаивает.

« Почему люди, которые занимаются торговлей, занимаются искусством? Для меня тоже огромный вопрос. И это вопрос ко многим продюсерам. Как только началось продюсерское кино, искусство умерло» — резко заметил актер.

Судя по реакции присутствующих (речь идет о бурных аплодисментах и возгласах «всё так, всё так», доносящихся с разных сторон кинозала), сложилось ощущение, что эксперт поднял, как он и сам отметил, наболевшую тему. Также Александр Строев добавил, что в кино стало стекаться огромное множество людей, не имеющих прямого отношения к данному виду искусства, но рьяно пытающихся доказать всем, что они знают, как нужно снимать фильмы, если у них есть деньги.

К слову, Экспертный клуб Петербурга не оставил без внимания генерального директора «Ленфильма» Эдуарда Пичугина и направил ему приглашение на встречу, однако глава киностудии сослался на свою занятость.

«Сейчас в кинематограф пришло очень много непрофессионалов. И, к сожалению, эти непрофессионалы без профильного образования, без навыков и, возможно, даже способностей, почему-то могут решать и решают, что снимать, как, где и почему. Соответственно, откуда же появится кино?», — согласился с коллегой российский актер Яков Шамшин.

С альтернативной точкой зрения вступил в дискуссию актер, режиссер Иван Диденко. По его мнению, коренные причины кроются в том, что пропали требования к профессии.

«Всё кино чувствует себя плохо. Не в финансовом смысле, а в идейном. Европейское кино не знает, куда податься, кто про трансгендеров снимает, кто про лунный свет. Американское кино: все в трусах, кальсонах бегают, развлекают. То есть кризис жанра, того, о чем можно высказаться – он везде. Другой вопрос, что в России он сказывается в большей степени. Я назову одну из причин данного кризиса – это изменение степени воздействия кинематографа, как жанра, на аудиторию. Если мы посмотрим в середину 20-го века, то кинематограф, наверное, был одним из самых сильных способов воздействия на аудиторию. На сегодняшний день пришли Интернет, YouTube, компьютерные игры, соцсети, всевозможные видеосервисы, которые оттягивают зрительское внимание мощнейшим образом. Кино сегодня уже не тот инструмент, каким он был в середине 20-го века – инструментом идеологического воздействия. В настоящий момент кино перестало быть оружием. Вследствие того, что кино теряет свои способы воздействия на аудиторию, оно не так масштабно, как в прошлом веке, и вследствие того, что оно не рассматривается государством как идеологическое оружие, к нему не применяются повышенные требования, и к людям, создающим кино, тоже. Сегодня, если мы хотим что-то изменить, мы должны из этого сделать в самом хорошем смысле слова товар, который люди придут и купят», — отметил Диденко, добавив при этом, что люди изголодались по достойным, хорошим фильмам.

Доцент кафедры драматургии и киноведения СПбГИКиТ Алексей Гусев полагает, что проблема, в общем-то, не в недостатке финансирования или идей. «Недостаток мозгов или навыков — мне кажется, была бы точная постановка».

«Кино начинает очень плохо работать, когда от него требуют одного, либо другого. Кино может стать оружием в одном единственном случае – если оно к этому не стремится. Кино может стать очень прибыльным товаром, если оно стремится не к этому. Вы не можете попасть в ту цель, в которую вы метите, вы всегда должны стрелять в соседнюю. Кино будет прибыльным, если его создатели не будут думать о его прибыльности, а будут думать о чем-нибудь другом, и может стать идеологическим оружием, если его создатели будут транслировать какие-то идеи, которые для них являются настолько естественными, что они этого не замечают».

Эксперт подчеркнул, что статистически, действительно, стало больше плохих фильмов. Но это проблема, а не кризис. «Зритель пойдет в кино на сложный фильм, ставящий проблему, если у зрителя есть ощущение, что от того, что он поймет эту проблему, ему станет лучше, он станет лучше или от него что-нибудь будет зависеть. Зритель отечественный может позволить себе только развлекаться, потому что от того, посмотрит он хороший фильм или нет, все равно ничего не изменится. Зритель вообще хочет смотреть сложное кино? Зачем зрителю смотреть хорошее кино?», — задал вопрос присутствующим Гусев и тем самым породил волну перебивающих друг друга разговоров.

Фото: Экспертный клуб Петербурга

Специалист по репертуару киноцентра «Родина» Алексей Недвига в свою очередь представил статистику по кассовым сборам киноцентра, согласно которому был сделан следующий вывод: зритель тянется к проблемному, серьезному кино, он в нем нуждается.

«Начали выпускать классику советскую: «Асса» — полмиллиона рублей за первый месяц показа, «Т-34» тоже выстрелил – 234 тысячи рублей сборов. В отличие от развлекательного отечественного кино – «Дорогой папа», «Болевой порог», «Герои», «Как я стал русским», «Отрыв», «Подкидыш» – 5-10 тысяч рублей за первые две недели показа, — отчитался эксперт. – Зрителю нужна проблема. Ему нужно, чтобы говорили о его личных переживаниях, о его истории. Кризиса нет, надо научиться работать. Нужно, чтобы количество перешло в качество. Дело времени и усилий. Всех нас. Мы за отечественное кино, нам нужно утереть нос Голливуду, и мы можем это сделать, но нужно сконцентрироваться. Пять лет назад российское кино выходило раз в месяц или в квартал, то кино, которое можно было бы взять в прокат, приличное. Сейчас фильмы появляются еженедельно. И большую их часть можно и нужно показывать, чтобы авторы понимали, чего они стоят и сколько они собирают. Я, повторюсь, за то, чтобы отечественное кино показывали, и мы делаем для этого все возможное».

По мнению доктора философских наук, профессора СПбГУТ им. проф. М.А. Бонч-Бруевича Вячеслава Корнева, в настоящее время успех кинематографа измеряется другими параметрами – скачиванием фильмов, просмотрами, реакциями, флешмобами, но не напрямую кассой.

«Поэтому надо смотреть в будущее, туда, где идей больше, а не денег. Деньги отмирают, надо следить за идеями».

Встречу, посвящённую проблемам кинематографа, завершили, как и положено, показом кино. Доцент кафедры режиссуры СПбГИКиТ Николай Котяш на суд деятелям культуры представил фильм «Семья оффлайн», режиссёра Георгия Поротова, выпускника мастерской Овчарова (2015 г.). Мнения касаемо качества и художественной ценности данной картины разделились.

Фото: Экспертный клуб Петербурга