20 идей по развитию России

В поисках «Солидарности». Что думают журналисты о профсоюзе журналистов?

В поисках «Солидарности». Что думают журналисты о профсоюзе журналистов?

После нападения на журналистов на границе Ингушетии и Чечни сотрудники «Медиазоны» объявили, что создадут профсоюз журналистов. Реальной организации, защищающей акул пера в России нет, говорят они. АБН спросил у представителей нового и старого поколения журналистов, что они думает об инициативе и готовы ли ее поддержать.

Журналисты, журналистикаВечером 9 марта на автобус с журналистами и правозащитниками у границы Ингушетии и Чечни атаковали неизвестные. Нападавшие избили пассажиров и подожгли автобус, после чего уехали в Чечню. В тот же день сотрудники «Медиазоны» объявили, что создают профсоюз. Журналисты заявили, что организации, которая бы защищала журналистов в России не существует и это нужно исправить.

Телеведущий Владимир Познер в разговоре с АБН, признался, что сам бы не стал заниматься организацией профсоюза журналистов. Познер, по его словам, по политическим причинам был уволен из Гостелерадио и американской телевизионной программы «Познер и Донахью».

«По идее, защитой журналистов должен заниматься Союз журналистов, но, к сожалению, он не занимается вопросами их защиты. Я давно уже перестал быть членом этого союза, просто я не вижу в чем смысл [быть членом]. В советское время он тоже не занимался защитой, но предлагал какие-то условные блага: дома отдыха, рестораны — такие вещи. Что касается профсоюза журналистов, то, прежде чем говорить, стал бы я его членом, я должен был бы сначала конкретно знать, какие именно задачи ставит перед собой профсоюз. Заниматься организацией я бы не стал. Мне совершенно некогда, но, если бы я пришел к выводу, что он полезен, я был бы готов давать советы и возможно даже что-то делать», — говорит Познер.

Журналист Антон Красовский в беседе с АБН подчеркнул, что профсоюз журналистов в России уже есть – Союз журналистов. Красовский в 2013 году был уволен с интернет-канала «Kontr TV» после публичного признания, что он – гей.

«Профсоюз журналистов есть, не надо говорить, что его не существует. Это «Союз журналистов России». Другое дело, что он не защищает журналистов, но это уже проблема Богданова [председатель Союза Всеволод Богданов – АБН], но не надо говорить, что его не существует… Ни в тот, ни в другой я вступать не собираюсь», — говорит Красовский.

Со скепсисом к инициативе о профсоюзе журналистов относятся и молодые главные редакторы двух петербургских СМИ: Кирилл Артеменко («Бумага») и Наталья Гончарова («Лениздат»).

«В текущих условиях создать эффективный журналистский профсоюз в России будет сложно не только из-за политических проблем, но и из-за бедственной экономической ситуации на медиарынке. Например, в Германии профсоюзы журналистов отстаивают, в том числе, и экономические интересы авторов перед издателями. Членство в профсоюзе дает не только защиту от посягательств на свободу слова, но и обеспечивает поддержку коллег в случае разногласий с начальством. Там есть даже профсоюз фрилансеров, который борется за приемлемый для немецкого медиарынка уровень гонораров. Сегодня в России что-то подобное не сделать. Все — и журналисты, и издатели независимых медиа — находятся в той или иной степени выживания. СМИ зарабатывают мало, денег объективно не хватает», — уверен Артеменко.

Однако инициативу коллег из «Медиазоны» главред «Бумаги» называет похвальной.

«Попытка коллег из «Медиазоны» создать некую организацию, которая, насколько я это для себя понимаю, попробует объединить разобщенное сообщество и создать хотя бы моду на журналистскую солидарность, конечно, похвальная. Мне кажется, что российскому журналистскому сообществу очень не хватает чувства локтя, безусловной готовности без лишних раздумий поддержать попавших в переплет коллег», — считает Артеменко.

По мнению Гончаровой, начать работу по защите прав коллег следовало бы с попытки сделать эффективной работу Союза журналистов.

«В России уже есть организации, которые призваны защищать интересы журналистов. Они заявляют защиту прав журналистов своей основной целью. Вероятно, стоит начать с того чтобы сделать их эффективными, если журналистов не устраивает то, как они защищают их», — делится мнением Гончарова.

Главред «Лениздата» признается, что она не отказалась бы от участия в профсоюзе. Только при нескольких условиях.

«Я бы хотела участвовать в работе профсоюза, который бы защищал журналистов так, как мне это кажется правильным: юридическая помощь, работа со СМИ для огласки информации о преступлениях в отношении журналистов и поддержания темы в инфополе, консультации по профессиональным вопросам, сплочение сообщества. Я не состою сейчас в подобных организациях и пока в этом смысла не вижу», — говорит Гончарова.

О своем желании стать членом будущего профсоюза уже заявили несколько известных журналистов, такие как Олег Кашин и Екатерина Винокурова. В Москве и Петербурге на следующий день после нападения на коллег журналисты вышли с одиночными пикетами. Они требовали от государства расследовать происшествие и наказать виновных, правда признавались, что не верят в то, что их услышат. Больше надежд журналисты возлагают на профессиональную солидарность.

Артем Александров / АБН

Новости партнеров