Феномен Дональда Трампа: Республиканская партия вынуждена меняться

Доцент кафедры американских исследований СПбГУ Григорий Ярыгин анализирует предвыборную кампанию в США. Феномен Трампа вынуждает Республиканскую партию менять свое поведение и даже политическую платформу.

ярыгин

Григорий Ярыгин

доцент кафедры американских исследований СПбГУ

В ходе текущей предвыборной кампании Республиканская партия неожиданно для себя оказалась на пороге принятия важнейшего решения относительно партийной платформы и партийных лидеров. Республиканцам предстоит либо принять новый образ вместе с новыми лицами, либо подбирать новые лица в соответствии с консервативными партийными установками.

Причиной таких изменений стал феномен Дональда Трампа. Предвыборная кампания 2016 года показывает, что Дональд Трамп может стать новым лицом Республиканской партии. Несмотря на неприятие его кандидатуры партийной элитой, несмотря на некоторые радикальные идеи Трампа, которые расходятся с республиканскими установками, он становится лидером праймериз. Многие журналисты, ученые, сенаторы и конгрессмены уже в середине мая стали говорить о том, что оценки Трампа были неверными.

Еще до того как в июле в Кливленде пройдет национальный съезд Республиканской партии, в результате которого будет официально выдвинут партийный кандидат в президенты США, Республиканской партии необходимо определиться с тем, как развиваться в новых условиях с новым кандидатом.

Личность Дональда Трампа давно знакома республиканскому политическому истеблишменту и республиканским избирателям. В ходе подготовки к предвыборной гонке и праймериз 2011-2012 годов республиканская партия уже оказывалась в подобном положении с этим же кандидатом. В апреле 2012-гл Дональд Трамп с большим отрывов возглавлял рейтинг республиканцев, оставив позади Майка Хакаби и Мита Румни. Тезисы его кампании были не менее эксцентричными.

Так, Трамп активно ставил под сомнение то, что Барак Обама – гражданин США по рождению, Китай и Мексика обозначались в качестве экономических врагов Штатов, а расовый вопрос звучал не реже, чем сегодня. Но впоследствии Трамп сам вышел из предвыборной гонки.

В 2016 году из гонки вышли все остальные республиканцы, последним из которых стал Тед Круз. Что привело к определенному замешательству существенной доли республиканского электората и элиты. В данном контексте отмечу, что победа Дональда Трампа на праймериз во многом обеспечена уходом соперников.

В состязательных праймериз общая поддержка Трампа республиканским электоратом не превышала 42%. Ряд идей и установок Дональда Трампа отпугивают значительную часть республиканского электората и шел в разрез с республиканской платформой. Так, Дональд Трамп неоднократно заявлял о необходимости повысить налоги для богатых. Он также высказывался в поддержку существующей системы социального страхования. Республиканское бизнес-сообщество удивлял заявлениями, осуждающими зоны свободной торговли. Религиозные консерваторы сдержанно относятся к Трампу с его позицией о запрете абортов, но за развитие института планирования семьи, поддержке трансгендеров в праве выбора, какими туалетами пользоваться. Военные круги разочарованы отходом Трампа от ястребиной неоконсервативной политики, присущей республиканцам в последние 40 лет.

После того, как стало ясно, что Дональд Трамп станет республиканским кандидатом в президенты США, Трамп не стал смягчать свою позицию, заявив, что для его победы не требуется объединенной позиции всей Республиканской партии. Если Дональд Трамп победит на президентских выборах (по мнению некоторых экспертов в современных условиях такая вероятность уже существует), Республиканская партия может пережить раскол или глубинные трансформации.

Если Дональд Трамп проиграет выборы, партийные боссы неустанно будут повторять, что он никогда не представлял истинные республиканские ценности и партию в целом, что и явилось причиной его поражения. Громче всех будет звучать голос Теда Круза, который уже рассматривает свою кандидатуру для следующих президентских выборов 2020 года.

Но любой результат текущих выборов ставит перед Республиканской партией необходимость изменения своей стратегии.

Изменить придется и план действий, который был разработан после поражения республиканской партии на президентских выборах 2012г. План под названием «Развитие и перспективы», опубликованный в марте 2013-го, определял меры, которые необходимо было предпринять для обновления Республиканской партии. Этот план должен был привести кандидата партии к победе на президентских выборах в 2016-м. Однако, Дональд Трамп, ставший кандидатом республиканской партии, не разделяет идеи, содержащиеся в этом документе.

Вероятно, в ближайшем будущем платформа Республиканской партии станет более либеральной. Партия столкнется с необходимостью скорректировать позиции по ряду существенных вопросов: обновить взгляды по развитию иммиграции, смягчить критику в отношении всеобщего медицинского страхования, выступать за незначительное снижение налоговой нагрузки на богатых и прочее. Под влиянием различных факторов, одним из которых сегодня стал Дональд Трамп, партия становится все менее консервативной, ее идеология все сильнее смещается влево.

Ожидать изменений в платформе республиканцев, если такое решение будет принято сейчас, следует после проведения Съезда в Кливленде. С одной стороны председатель Национального республиканского комитета Рейнс Прибус, стремящийся к примирению партии с Дональдом Трампом, стремится сохранить платформу без изменений. С другой стороны Барри Беннет, советник Трампа по проведению кампании, в своих интервью периодически говорит о предстоящей модификации платформы Республиканской партии.

При этом рассматривать сложившееся положение как концептуальный кризис Республиканской партии неверно. В XXI веке республиканцы успешно провели две президентские кампании из четырех. Но лишь один раз из трех смогли заручиться поддержкой большинства населения страны при избрании президента. Одновременно за период правления демократической администрации Барака Обамы республиканцы существенно укрепили свои позиции в других представительных институтах. В Конгрессе получили дополнительных 69 мест в Палате представителей, отбили у демократов 13 мест в Сенате, на посты губернаторов штатов было избрано еще 12 республиканцев и на 884 республиканца стало больше в законодательных собраниях штатов.

 

Новости партнеров