Василий Солодников: «У криптовалют есть ряд преимуществ для пользователя, которых нет у цифрового рубля»

Василий Солодников: «У криптовалют есть ряд преимуществ для пользователя, которых нет у цифрового рубля»

Василий Солодников / Фото: Пресс-служба НТИ

Тема цифрового рубля и опасения дополнительной эмиссии остаются основными темами многих банковских конференций. Директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодников в интервью АБН рассказал про угрозы цифрового рубля для финансовых компаний, будущее криптовалют в России и кризис бизнес-моделей негосударственных банков.

АБН: Про цифровой рубль говорят много негативного и позитивного. Начнём с конца. Почему банки боятся цифрового рубля? Связано ли это с опасением дополнительной эмиссии?

Василий Солодников: Во-первых, я думаю, что дело не в эмиссии. Какая будет эмиссия банкам всё равно. Чистка банковской системы, которая у нас началась, не сопровождалась расширением систем страхования вкладов. Поэтому мы вступили туда с той старой системой, где страховались только физлица, а не «юрики». По факту для любого малого и среднего предприятия, если у них по какой-то причине морозится расчётный счёт, то это предприятие дальше не жилец. Когда начался массовый отзыв лицензий, «юрики» ушли в госбанки, которые получили с одной стороны самую дешевую базу для фондирования, с другой стороны – клиентов, которым эти деньги нужны. У некрупных негосударственных банков возник кризис бизнес-модели и одной из попыток развития стала комиссия за платежи.

Первый удар по ним нанесла монополия Сбербанка. Второй удар — когда ЦБ создал свою систему платежей. А если появляется цифровой рубль, то все расчёты могут идти через него и для участников расчётов – это будет надёжнее и дешевле, чем связываться с банками, платить комиссии и т.д. Но тогда возникает вопрос: все остальные банки чем будут заниматься?

То есть это не вопрос эмиссии, это вопрос бизнес-модели, потому что кредитование с депозитами ушло в крупные госбанки, так как они способны поддерживать одновременно высокие ставки по депозитам и низкие по кредитам. У них лицензию не отберут, значит инвестиционная деятельность тоже пойдёт через них. А остальным то, что делать?

С моей точки зрения основная угроза для банковской системы лежит в этой плоскости. При отсутствии адекватной бизнес-модели и в условиях, когда банки различные по собственности и по размерам попали в модели, которые не конкурентны друг с другом. ВТБ конкурирует со Сбербанком, группы ЦБ с группой Минфина, но все остальные участники из процесса исключены. Дальше это всё естественным образом перерастает в монополию. А любая монополия плохо кончается. Даже если на первых этапах это кажется хорошо и замечательно, когда издержки падают, то в долгосрочной перспективе обязательно вылезет какой-то косяк и сделать уже что-то реально будет очень сложно, потому что альтернативы не останется и площадка будет вычищена.

И если глобально посмотреть на весь этот процесс, то совершенно непонятно зачем это сейчас вводится с точки зрения экономики.

АБН: Какие преимущества введения цифрового рубля можно назвать?

Василий Солодников: Вся сумма в цифровых рубля оказывается, по факту, застрахованной. То есть исчезают варианты, вы продали квартиру, разместили деньги в банке, для покупки новой, а он разорился. В результате, по факту, вы можете рассчитывать только на страховое возмещение в размере 1,4 млн. рублей. В случае цифрового рубля с вашими деньгами ничего не случится.

АБН: А с точки зрения бизнеса?

Василий Солодников: Если бы мы с вами контролировали правительство, как это происходит во всех демократических странах мира, через отслеживание трат наших денег, собранных в виде налогов, то проблем бы больших не возникало. У нас же контроль работает только в обратную сторону и появление цифрового рубля его значительно облегчает.

АБН: При этом можно ли сказать, что цифровой рубль может быть стабильным? Что обеспечивает цифровой рубль?

Василий Солодников: Рубль и цифровой рубль, разницы нет. То, что у курс цифрового рубля жестко привязан к курсу рубля фиатного – это стейблкойн. Другой разговор, что сам по себе рубль волатилен, поскольку не диверсифицирован экспорт. Падают цены на нефть, и мы имеем однозначный результат, растут цены на нефть — другой результат. Это достаточно предсказуемо. Поэтому скорее всего волатильность этой валюты будет точно такая же, как и у рубля. Каких-то новых курсообразующих вещей, в связи с этим не появится, скорее всего. Потому что курс формируется под воздействием макроэкономических факторов. Само по себе появление цифрового рубля не сделают российскую экономику диверсифицированной.

АБН: Что будет с криптовалютами в России? Их могут запретить, или наоборот будет развиваться закон о цифровых финансовых активах?

Василий Солодников: Предсказать деятельность регулятора достаточно сложно. Возможно, будут поползновения на криптовалюты, приблизительно, как это делается сейчас в Китае. Тем более, мы понимаем, что средством сбережения цифровой рубль не будет. А если у ЦБ хватит ума объявить его средством сбережения, начать уплачивать по нему процент, то у нас с вами вся банковская система сведётся к одному ЦБ.

АБН: Какие новые свойства могут появиться у цифровых валют по сравнению с наличными/безналичными деньгами? Что имелось в виду про цифровой рубль, как аналог чекинг аккаунт?

Василий Солодников: Это очень просто. У нас как такого нет ни checking (Самый распространенный тип аккаунта в банковской системе, данный тип счета используется как расчетный — Ред.), ни saving (Используется в основном для долгосрочного откладывания сбережений). Мы, насколько я знаю, единственная в мире страна, где законодательно не детерминировано открывать одновременно чекинг и сейвинг. Во всех остальных странах они принудительно заводятся. Смысл в чём. С чекинга вы тратите, на сейвинг вам начисляются проценты. То, что вводится цифровой рубль, на который проценты не начисляются, и который при этом страхуется государством в полном объеме. Это некий аналог чекинга. То есть та валюта, которая существует для расчётов. Но в этой валюте невозможно сберегать. С моей точки зрения появление цифрового рубля – это специфическое решение проблемы отсутствия одновременного чекинга и сейвинга в российской банковской системе.

ЦБ страхует всю массу цифровых рублей, т.к. это его собственность, но ведь оно не приносит процентов, поэтому долгосрочно держать, учитывая инфляцию бессмысленно. Второе это — простота транзакции и её надёжность. Не интересуют контрагенты, не интересует что внутри, а деньги моментально переходят от одного к другому. Эти же процессы я наблюдал в Бангладеш, когда совмещаются два телефона, и деньги перечислились с одного счёта на другой. Это немного другое, но для потребителя это то же самое.

АБН: Можно ли считать, что появление цифрового рубля – это опасение перед криптовалютами?

Василий Солодников: Я думаю, что да. У криптовалют есть ряд преимуществ для пользователя, которых нет у цифрового рубля. Это: анонимность, трансграничность, удобство пользования. У обычного безналичного рубля этого нет.

АБН: В этом случае, почему банкам не создать собственную блокчейн-сеть и собственный токен?

Василий Солодников: Если банк создаст собственные блокчейн и токен, то будет аналог эмиссии доллара в США где-то в районе XVIII века, когда каждый банк печатал свои доллары. Но тогда был драгоценный металл, в случае США – серебро и проблема решалась. А здесь мы будем выкидывать на рынок высоковалатильный платежный инструмент, курс которого меняется со страшной силой. То есть проблема в том, что если каждый из банков будет выпускать свои валюты, при условии, что у нас отсутствует вариант обеспечения в виде серебра, золота, то они будут высоковалатильные, и это достаточно бессмысленное дело. То есть вполне достаточно в этом плане пользоваться обычной фиатной валютой, она более стабильна и понятна, а существующая система расчётов позволяет делать с этим всё, что угодно.

Возвращаясь к проблемам цифрового рубля, в настоящий момент, по-моему мнению, он избыточен и не нужен. Та расчётная система, которая есть, она прекрасно справляется без него. Предложение о его создании во многом связано со страхом перед криптовалютами, потому что они обладают преимуществами, которых нет у обычного рубля, и не будет. Позднее видимо возникнет вопрос о том, что транзакции с криптовалютами будут жестко ограничены, если вообще не запрещены. Соответственно, желание контроля со стороны государства следить за тем куда, как и зачем идут деньги, выступает вторым фактором, продвигающим цифровой рубль. Эти два стимула, которые и ведут к появлению цифрового рубля, требуют перемен, которые совершенно не очевидны для экономики.

Новости партнеров