Валюта $63.03 €70.69 Brent$62.64
19.04.19 / 15:21 Новости

Взять всё, да и поделить: в Госдуму внесен закон о национализации

Институт частной собственности может прекратить свое существование

 

Фото: Госдума РФ

Депутаты от КПРФ, среди которых оказался и желающий стать губернатором Петербурга Владимир Бортко, внесли в Госдуму законопроект, дающий право государству национализировать практически любую частную собственность в России. Есть мнение, что это не просто пиар накануне региональных выборов.

Под проектом закона «Об основах национализации в Российской Федерации» — 39 подписей коммунистов. Среди них есть и автограф Владимира Бортко, которого КПРФ намерена выдвинуть в качестве кандидата в губернаторы Санкт-Петербурга.

Национализация применяется во многих странах мира, говорится в пояснительной записке к законопроекту. «При этом национализация не является крайней мерой, а ее применение является мерой оздоровления экономики», — заявляют депутаты.

«Под национализацией понимается возмездное принудительное изъятие имущества, находящегося в частной собственности, и его обращение в государственную собственность», — гласит законопроект.

Согласно документу, национализации подлежит имущество, находящееся в собственности физических и юридических лиц, в том числе предприятия и их части (акции, доли, паи).

В законопроекте перечислено большое количество оснований для национализации имущества. Например, это угроза массового сокращения штата работников или угроза закрытия градообразующего или социально значимого предприятия; приватизация государственных и муниципальных предприятий с нарушением действующего законодательства или по заведомо заниженным ценам; приобретение иностранным капиталом контроля в предприятиях-монополистах.

В конце длинного перечня указано обстоятельство, которое может быть применено вообще в любой ситуации: «иные обстоятельства, определяемые в соответствии с целями обеспечения государственных нужд Российской Федерации, связанные с повышением общей эффективности и социальной ориентации экономики, обеспечением национальной безопасности и суверенитета Российской Федерации».

Впрочем, законопроект предусматривает компенсацию прежнему владельцу имущества. Она должна рассчитываться в соответствии с законом об оценочной деятельности. А если стороны не сойдутся в цене, ее должен будет определять суд.

С одной стороны, законопроект направлен на PR партии КПРФ, считает директор Института современного государственного развития, политолог Дмитрий Солонников. Он напоминает о том, что в целом ряде регионов начинаются предвыборные кампании на посты губернаторов, в местные парламенты и муниципалитеты. «На этом фоне КПРФ необходимо поправить имидж, повысить узнаваемость и цитируемость», — рассуждает политолог. Но у инициативы может быть и другой смысл, полагает он.

«Мы видим, что последние несколько месяцев вопрос о национализации крупных компаний действительно становится актуальным. Целый ряд крупнейших предпринимателей нашей страны, которых принято называть системными олигархами, говорят о том, что они хотели бы вернуть свои активы государству. Почему-то невыгодно дальше содержать крупнейшие предприятия нашей страны в добывающей отрасли, машиностроении, автомобилестроении», — напоминает Дмитрий Солонников.

Дальше, по его словам, возникает вопрос, по какому закону могут быть проведены подобные сделки. И его обсуждение могло начаться с внесения законопроекта КПРФ.

«Это такой пробный шар для того, чтобы вбросить вопрос о национализации в повестку дня, отыграть в сми максимально жесткий для предпринимателей сценарий, показать его возможность, а потом действительно принять закон о национализации, но немножко другой, более мягкий», — описывает возможное развитие событий Дмитрий Солонников.

Напомним, что не так давно предприниматель Олег Дерипаска заявил, что готов отдать контроль над «Группой ГАЗ» государству. Сразу же после этого стало известно, что ГАЗ просит помощи у государства в размере почти 30 млрд рублей. Добавим, что Олег Дерипаска сейчас судится с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым. Он подал иск на 1 млн рублей о компенсации морального вреда в связи с публичными обвинениями политика в адрес предпринимателя.

Стоит напомнить, что один из авторов законопроекта Владимир Бортко в 1988 году снял фильм «Собачье сердце». В одной из сцен показана попытка «национализации» квартиры профессора Преображенского. Позволим себе процитировать фрагмент из повести Михаила Булгакова, по которой был снят фильм:

« – но общее собрание, рассмотрев ваш вопрос, пришло к заключению, что в общем и целом вы занимаете чрезмерную площадь. Совершенно чрезмерную. Вы один живёте в семи комнатах.

– Я один живу и работаю в семи комнатах, – ответил Филипп Филиппович, – и желал бы иметь восьмую. Она мне необходима под библиотеку.

Четверо онемели.

– Восьмую! Э-хе-хе, – проговорил блондин, лишённый головного убора, однако, это здорово.

– Это неописуемо! – воскликнул юноша, оказавшийся женщиной.

– У меня приёмная – заметьте – она же библиотека, столовая, мой кабинет – 3. Смотровая – 4. Операционная – 5. Моя спальня – 6 и комната прислуги – 7. В общем, не хватает… Да, впрочем, это неважно. Моя квартира свободна, и разговору конец. Могу я идти обедать?

– Извиняюсь, – сказал четвёртый, похожий на крепкого жука.

– Извиняюсь, – перебил его Швондер, – вот именно по поводу столовой и смотровой мы и пришли поговорить. Общее собрание просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины, отказаться от столовой. Столовых нет ни у кого в Москве.

– Даже у Айседоры Дункан, – звонко крикнула женщина.

С Филиппом Филипповичем что-то сделалось, вследствие чего его лицо нежно побагровело и он не произнёс ни одного звука, выжидая, что будет дальше.

– И от смотровой также, – продолжал Швондер, – смотровую прекрасно можно соединить с кабинетом.

– Угу, – молвил Филипп Филиппович каким-то странным голосом, – а где же я должен принимать пищу?

– В спальне, – хором ответили все четверо.

Багровость Филиппа Филипповича приняла несколько сероватый оттенок.

– В спальне принимать пищу, – заговорил он слегка придушенным голосом, – в смотровой читать, в приёмной одеваться, оперировать в комнате прислуги, а в столовой осматривать. Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а кроликов режет в ванной. Может быть. Но я не Айседора Дункан!.. – вдруг рявкнул он и багровость его стала жёлтой. – Я буду обедать в столовой, а оперировать в операционной! Передайте это общему собранию и покорнейше вас прошу вернуться к вашим делам, а мне предоставить возможность принять пищу там, где её принимают все нормальные люди, то-есть в столовой, а не в передней и не в детской».