Валюта $74.55 €91.60 Brent$51.99
03.01.21 / 10:21 Новости

Виктор Достов: «Внедрение цифрового рубля приведет к тому, что единственным собственником базы данных станет Центробанк»

Виктор Достов / Фото:  MobiEvent'19

Виктор Достов / Фото: MobiEvent'19

Активная цифровизация крупных отечественных финансовых организаций — заметный и безусловно положительный тренд. Россия входит в пятерку мировых лидеров по скорости перехода к безналичным платежам. Такое активное развитие требует изменений в законодательстве, и неизбежно многие специалисты и представители финансовой сферы обращаются к вопросу цифровых валют и их места в современном мире.

Виктор Достов, научный руководитель Центра технологий распределенных реестров СПбГУ; Председатель Совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов, рассказал почему Центробанку не нравятся криптовалюты, каковы перспективы цифрового рубля и что такое «цветные» деньги.

АБН: В чем заключается проблема криптовалют для российского Центробанка?

Виктор Достов: Для всех центробанков очень сложно принять такие свойства криптовалют как отсутствие централизованного контроля за оборотом и эмиссией и, как следствие, появление параллельной неконтролируемой и анонимной системы денежного оборота.  Взгляды регуляторов различаются в разных юрисдикциях, российские регуляторы традиционно занимают в этих вопросах довольно жесткую позицию.  Нынешнее российское  законодательство допускает возможность рассматривать криптовалюту как имущество применительно к отдельным законам, включая законы по борьбе с коррупцией, но однозначно запрещает ее использование для платежей. Репутация криптовалюты как средства для отмывания преступных расходов, связи с терроризмом и негативное влияние на устойчивость финансовых систем некоторых стран — все это, по мнению ЦБ, является факторами для усиления контроля над криптовалютами вплоть до запрета и, что еще важнее, толчком к разработке альтернативы — цифрового рубля.

Цифровой рубль —  это так называемая  цифровая валюта центрального банка (ЦВЦБ CBDC в английском варианте), тестирование которой уже успешно провел в нескольких регионах Китая Народный Банк КНР. Ряд других стран, включая страны Евросоюза также имеют тестовые проекты, всего над концепцией локальных ЦВЦБ работает более 50 центробанков.

АБН: Что изменит цифровой рубль?

Виктор Достов: Во-первых, Центробанк надеется, что цифровой рубль повысит доступность и снизит стоимость платежных услуг. Это вызывает обеспокоенность многих банков, т.к. этот процесс может привести к оттоку клиентов, которые предпочтут удобный и более дешевый (и, возможно, законодательно поддерживаемый регулятором по аналогии с картой МИР или системой быстрых платежей) электронный кошелек от ЦБ тем приложениям, которые они используют в настоящее время.

Во-вторых, цифрового рубль, в отличии от криптовалюты, отвечает интересам денежных регуляторов и налоговой системы поскольку предполагает централизованное управление в лице ЦБ и полную прозрачность наших платежей для государства. Это еще один стимул для государственной поддержки этого решения. Внедрение цифрового рубля приведет к тому, что тотальным собственником базы данных  по платежам станет ЦБ, и это может вызвать  беспокойство пользователей.

При этом надо учитывать, что сегодня платежная система России уже достаточно развита, пользователю доступны мгновенные переводы, используются QR-коды, бесконтактная оплата, удобные интерфейсы приложений банков, и привлекательность перехода на цифровой рубль для потребителя далеко не так очевидна. Банковские учреждения также не заинтересованы в том, чтобы информация о счетах клиентов и их транзакциях переходила из под их контроля в собственность государства.

Третий и не менее важный момент — цифровой рубль можно обозначить как отдельный тип денег, имеющий как преимущества безналичных (электронная валюта), так и наличных (имеет индивидуально определенные признаки, по аналогии с серией и номером банкноты) денег. Сторонники  цифрового рубля может подчеркивают, что в перспективе это приведет к полному искоренению теневой экономики и невозможности любого отмывания денег, поскольку цифровую валюту можно будет отследить в любой момент и на любом этапе.

АБН: Какие механизмы технической реализации цифрового рубля предлагает ЦБ?

Виктор Достов: ЦБ рассматривает три варианта: децентрализованные распределенные реестры, централизованная база данных и гибридный вариант, предполагающий комбинацию первого и второго.

Вариант использования распределенных реестров и гибридный вариант могут обеспечить повышенный уровень безопасности транзакций, о чем как о преимуществе заявляют сторонники цифрового рубля. Минус этих вариантов — относительно низкая производительность в сравнении со вторым вариантом и отсутствие общепринятой реализации норм бухгалтерского учета и другой отчетности.

Вариант централизованного реестра выигрывает в способности справляться с высокими нагрузками, но проигрывает из-за своей уязвимости. Это также означает, что все данные о пользователях будут храниться в одном месте, и доступ к ним будет полностью под контролем ЦБ. Такая система хранения сейчас используется в большинстве коммерческих банковских учреждений и не дает ЦБ преимуществ в сравнении с ними. Взломать базу с центральным хранилищем проще, чем получить ключи доступа к системе на базе блокчейн, поэтому любая централизованная база данных априори является более уязвимой для киберпреступников.

Если же на этапе запуска ЦБ отдаст предпочтение варианту децентрализованных распределенных реестров и применению смарт-контрактов, это отразится на скорости проведения операций, как отмечает сам ЦБ в своем докладе, но повысит уровень безопасности.

АБН: Как будут выглядеть модели цифровой регулятора?

Виктор Достов: Их предлагается четыре, хотя первая не планируется к дальнейшей разработка как наименее перспективная. Она подразумевает открытие Центробанком электронных кошельков банкам для осуществления межбанковских расчетов без участия физических и юридических лиц. Вторая модель передает открытие и ведение электронных кошельков полностью под контроль ЦБ, что вызывает тревогу у банковского сектора, т.к. в этом случае есть риск оттока ликвидности. Третья и четвертая модели наделяют финансовые организации и банки рядом посреднических функций, что,вероятно, позволит клиентам открывать электронные кошельки в привычных для них условиях и на уже знакомых платформах и в приложениях.

АБН: Планируется, что цифровой рубль будут использовать в сфере социальных выплат. Как это будет происходить и как такие деньги можно тратить?

Виктор Достов: Могу привести простой пример. Государство выделяет субсидии семьям и хочет, чтобы эти средства расходовались исключительно на детей, а не в обход системы. Сегодня отследить, куда идут деньги субсидий, не всегда получается. Если же эти суммы будут выплачиваться цифровыми рублями, и потратить их можно будет только в детских магазинах, купив на них детские товары, это позволит решить проблему контроля. В профессиональной среде такие выплаты называют окрашенными: “синие” деньги идут на субсидии, и их можно тратить только в синих магазинах “красные” — на оплату налогов, и так далее. Так  можно раскрашивать любые другие выплаты, например по госконтрактам, чтобы предотвратить их нецелевое использование. Разумеется раскраска – это просто наглядный образ, метки делаются традиционным цифровым способом, комбинациям нулей и единиц.  Еще одно перспективное направление для цифровой валюты — международные расчеты. Проведение транзакций в рамках определенной группы государств может стать удобнее и быстрее, если использовать механизм цифровых денег.

АБН: Что думают остальные участники финансового рынка про внедрение цифрового рубля?

Виктор Достов: Несмотря на то, что запуск цифрового рубля планируется осуществить в ближайшие несколько лет, они все еще не убеждены в его необходимости и плюсах как для них самих, так и для будущих клиентов и пользователей.

Вероятнее всего, цифровой рубль в той или иной степени займет место других форм денег. Интрига в том, каких именно — безналичных или наличных. Хотя изначально цифровая валюта задумывалась как альтернатива наличным расчетам, есть опасение, что она будет вытеснять именно традиционные безналичные платежи. А это уже становится источником рисков для коммерческих банков, поскольку сказывается на их комиссионных доходах и ликвидности. Поэтому сейчас дискуссия, в том числе, в рамках консультаций ЦБ и участников рынка разворачивается не столько по поводу внедрения цифровой валюты в принципе (в том, что это состоится —  нет почти никаких сомнений), а о том, как банки выживут в этой новой модели и какие новые сервисы банки смогут оказывать, чтобы заместить выпадающие доходы  — например, отслеживание переводов, их “окраска”, программирование смарт-контрактов и так далее.