Валюта $72.84 €85.98 Brent$73.52
13.09.21 / 09:44 Новости / Петербург

Мишустин снял метки с дизайнеров, в Петербурге вздохнули

Михаил Мишустин / Государственная Дума Федерального Собрания

Михаил Мишустин / Государственная Дума Федерального Собрания

Товары легкой промышленности, изготовленные ремесленниками, исключены из перечня, подлежащего обязательной маркировке. Такое распоряжение подписал председатель правительства Михаил Мишустин. В списке товаров, которые теперь можно продавать без кодов маркировки — трикотажные блузки машинной и ручной вязки, пальто, накидки, плащи, куртки, ветровки, текстиль для кухни и постельное белье. Бизнес считает, что это первый шаг в сторону осознания того, каким товарам маркировка действительно необходима, а какие товары покупатель может оценить сам.

Эта новость для продавцов и производителей товаров легкой промышленности стала очень значимой: участники рынка производства и торговли товарами легкой промышленности с начала 2021 года выступают за частичную отмену маркировки в отрасли, столкнувшись с трудностями по ее внедрению.

«Маркировка действительно необходима лекарствам, алкоголю, с этим никто не спорит, а изделия легкой промышленности покупатель в состоянии оценить самостоятельно. Но дело даже не в этом — система недоработана, с этим столкнулся  малый бизнес с начала 2021 года», — говорит Ирина Валерианова, сооснователь петербургской Ассоциации непродовольственной торговли. Поэтому новость про отмену маркировки хотя бы для ремесленников предприниматели восприняли с энтузиазмом.

Трудности маркировки

Малый торговый бизнес уже около года использует марки или коды Data Matrix, чтобы иметь возможность продавать товары. Коды нужно было скачать с сайта оператора маркировки, системы «Честный знак», и самостоятельно наклеить на продукцию, предназначенную для продажи, затем ввести данные в систему и запустить коды в оборот и продав ее, вывести из оборота.

Маркировка для изделий легпрома стала обязательной с 1 января 2021 года, но даже к весне и продавцы, и производители продукции легкой промышленности, подлежащей маркировке, не до конца разобрались в системе. Дело даже не в цене каждой марки — 60 коп за штуку вместе с НДС, а в трудностях внедрения программ, освоения кассовой техники, технической поддержке системы. Кроме того, предприниматели справедливо указывали на то, что одновременно с внедрением обязательной маркировки товаров, штрафов до 300 тысяч за нарушения в этой сфере, одновременно без всякой маркировки изделиями легкой промышленности успешно торгуют на крупнейших московских рынках «Садовод», в Люблино в Москве и на Апраксином дворе в Петербурге.

Словом, с маркировкой возникло множество проблем.

«Поэтому я не сама маркирую свою продукцию, а в коалиции с другими малыми предприятиями, — говорит Наталья Тимофеева, петербургская дизайнер — ремесленник, которая занимается созданием одежды в русском национальном стиле, — многие мои коллеги купили оборудование, вложились в программу, работают кооперации с производствами. Но было непросто в этом разобраться, поэтому мы решили маркировать продукцию группой».

Кто здесь ремесленник

Дизайнер верхней женской одежды Ольга Бешанова, основатель петербургского бренда AzellRicca, говорит, что маркировка усложняет взаимодействие с оптовиками, интернет-магазинами. Товары без маркировки из оборота вынимают. «Но очень часто коды не сканируются — потому что у одних используется одно оборудование, у других — другое. Правительство решило, условно говоря, пересчитать все пальто и куртки в стране, но система не доработана и дает сбои», — говорит предпринимательница, добавляя, что, видимо, легпром не давал должных налоговых отчислений и в правительстве решили посмотреть, куда идут финансовые потоки в отрасли.

Самое главное, уверена Ольга Бешанова, понять, кто по этому постановлению является ремесленником, а кто нет. Определение ремесленников в самом постановлении, подписанном Михаилом Мишустиным, нет. Однако, например, на сайте поддержки малого бизнеса правительства Москвы написано, что к ремесленникам относятся «мастера и объединения мастеров, которые производят уникальную продукцию по традиционным технологиям». Это ювелиры, столяры, те, кто шьют и вяжут на заказ, сообщает сайт поддержки малого бизнеса Москвы.

«Я не буду маскироваться и доказывать, я ремесленник или нет, — говорит Ольга Бешанова, которая производит женские пальто малыми партиями, — мы сами разрабатываем и сами производим, в цехах работает по 10 человек. Производство одежды за последний год сильно подорожало. Швеи просят по 2, 5 — 4 тыс руб за единицу товара. Ткани подорожали в два раза. Следующей осенью цены на одежду российского производства пойдут вверх, прогнозирует Ольга Бешанова и добавляет, что в Москве тем малым производителям, которые продают свою продукцию через маркетплейсы, дают субсидии на покрытие расходов, в Петербурге — нет, здесь про легкую промышленность забыли. И маркировка усугубляет эту ситуацию.

И продавец, и менеджер

Ирина Вишневская, руководитель центра народно-художественных промыслов, ремесленной деятельности, сельского и экологического туризма НКО «Фонд развития субъектов малого и среднего предпринимательства в Санкт-Петербурге», говорит, что с проблемами маркировки столкнулся в том числе социальный бизнес, который продавал продукцию ремесленников. Например, магазин «Легко-легко» на Большой Пушкарской.

«В Петербурге существуют социальные микро-предприятия, на которых трудятся инвалиды, они производят обувь, сумки, одежду, при этом маркировка дается на партию товара, — рассказывает Ирина Вишневская, — материалы кончились, нужно снова получить коды маркировки, а это непросто. В маленьком предприятии директор — это и продавец, и менеджер, и бухгалтер, и для них участие в маркировке — было большой обузой, ведь сбыть свою продукцию немаркированной они не могли, а внедрить маркировку на маленькие партии технически очень сложно».

«Маркировка была громом среди ясного неба, — рассказывает Любава Тараканова, представитель компании Snegi (валяная обувь) из городка Себеж в Псковской области с офисом и продажами в Петербурге — налицо недоработка портала «Честный знак», техподдержка отвечает очень долго. Мы все в отрасли пытались помочь друг другу и делились информацией. Но это ненормально, когда инициатива государства реализуется через панические знания, передаваемые от одного участника рынка другому», — добавляет Любава Тараканова.

Ранее, также по просьбе представителей бизнеса, правительство освободило ремесленников от обязательной маркировки обуви, информирует сайт национальной системы цифровой маркировки «Честный знак».

Отмечается, что этим же распоряжением переносится срок введения обязательной маркировки велосипедов на полгода, с 1 сентября 2021 года на 1 марта 2022 года.
Поэтапное введение системы маркировки началось в России в 2016 году и должно завершиться в 2024-м. Уникальный цифровой код, наносимый на продукцию при маркировке, позволяет каждому покупателю убедиться, что перед ним легально произведенный качественный товар. Он также дает возможность проследить весь путь товара — от производителя или импортера до конечного потребителя.