Валюта $76.24 €87.03 Brent$86.32
20.12.21 / 17:26 Новости / Петербург

Играть или носить: в Петербурге развивают производство одежды-трансформера

Александр и Серафима Блохины / Фото из личного архива

Александр и Серафима Блохины / Фото из личного архива

В числе молодых брендов одежды из Петербурга в последние годы появляются производители товаров, которые разрабатывают «вау-продукты» и предлагают покупателям вещи, сшитые с использованием современных технологий. Основатель брендов «Кофтеныши» и «Пончи» Александр Блохин рассказал АБН о развитии производства одежды для детей, трансформирующейся в игрушку: сколько стоит вывести на рынок новую модель, и как за два года прийти к обороту в 100 млн рублей.

Петербургские предприниматели Александр и Серафима Блохины основали собственный бренд детской одежды, которая превращается в игрушки. За три года существования бренда производство масштабировали, начали выпускать одежду для взрослых, планируется запуск новых линеек одежды.

Сейчас ассортименте компании около 150 позиций, оборот приблизился к 10 тыс. заказов в месяц. По словам Александра Блохина игрушка-кофта выступает как продукт, который привлекает новых покупателей, потом они возвращаются за следующими покупками.

«Кофтеныши» создавались как бренд одного продукта — мягкой игрушки, которая превращается в кофту. У нас были продукты-спутники: игрушка-футболка, игрушка-дождевик, игрушка-плед. И в конце 2020 года мы открыли экспериментальный цех, стали разрабатывать базовую детскую одежду», — рассказывает Александр Блохин.

Методом проб и ошибок

Супруги Александр и Серафима Блохины сначала в 2018 году основали бренд «Пончи», под которым запустили производство резиновых дождевиков для обуви, тогда петербургская ниша пустовала, а заказать подобный продукт можно было на сайте китайских товаров.

Общий объем инвестиций составил порядка 300 тыс. рублей, предприниматели попробовали работать с производителями из Китая, но быстро поняли, что нужно искать альтернативу в Петербурге. На этом этапе в оборудование и материалы было инвестировано еще 1,5 млн рублей. Через полгода с момента создания компания, получившая название Mobydick, по уровню производства достигла отметки в три тыс. единиц в месяц, а оборот составил 1,7 млн рублей.

“Затем мы на них перестали фокусироваться на этом бренде ввиду меньшего рынка, рассказал создатель бренда. – Распродали остатки и пока проект заморозили. Без продвижения приходит 1-3 заказа в месяц, но такие заказы мы не можем обслужить, так как продукции уже нет”.

Сто миллионов за два года

Производство «Кофтенышей» расположилось на территории завода «Советская звезда» на Лифляндской ул. У компании работает интернет-магазин, со склада отгружают оптовые заказы, розничных продаж на территории завода нет. Как и для многих представителей онлайн-торговли, прошлый год оказался для предпринимателей удачным.

«В 2020 году мы выросли, связано ли это с пандемией или с нашей стратегией развития, не могу сказать, – говорит Александр. – Мы продолжали рост, заложенный в 2019 году, загрузили швей производством масок для лица и сшили и более 70 тысяч текстильных масок. Помимо этого, продажи основного ассортимента в 2020 году выросли в 3,5 раза. Оборот в 2020 году составил около 100 млн рублей. В 2021 году мы сфокусировались на производстве базовой детской одежды и растим это направление».

Не факт, что взлетит

Рост производства происходил постепенно, всю прибыль Серафима и Александр вкладывали в развитие проекта и разработку новых моделей.

«Сложно сказать, сколько именно мы инвестировали в рост, – говорит предприниматель. – У нас есть оценка, что вывод нового продукта на рынок для нас обходится примерно в 300 тыс. рублей. Сюда входит разработка, градация (размножение лекала изделия по размерам или росту — иногда это может быть очень долго, когда одно изделие на детях 6 лет смотрится хорошо, а вот на детях 8 лет смотрится плохо , и нужно дорабатывать), фотосессия, создание карточки товара и продвижение. Отшив первой партии сюда не входит. И не факт, что этот продукт «взлетит».

Так, по словам предпринимателя, неуспешным оказался выпуск толстовки с меховой аппликацией. При невысокой цене (990 рублей), успехом у покупателей товар не воспользовался. Тем временем среди недавних хорошо продаваемых продуктов Александр Блохин назвал кофту-скафандр с капюшоном на молнии, позволяющим застегнуть его до верха так, что лица не будет видно.

Растет спрос – расширяются площади

Если на начальном этапе заказы на пошив одежды отдавали на небольшие местные производства, то теперь в команде больше 50 своих постоянных сотрудников. Это люди, которые и создают новые модели — есть свой экспериментальный цех, здесь работают раскройщики, швеи, упаковщики, операторы вышивального оборудования, контролеры качества, упаковщицы, и коммерческий отдел — операторы интернет-магазина, дизайнеры, маркетологи, работники склада.

Все процессы взаимосвязаны между собой и нельзя «увеличить только в одном месте», объяснил Александр Блохин. Увеличился спрос, значит, нужно больше готовой продукции, на которую требуется больше сырья для ее производства. В свою очередь сырье требует площадей для хранения.

«И если раньше мы не выделяли отдельного места под хранение таких, казалось бы, небольших по размеру расходных материалов как нитки, то теперь только под нитки выделено несколько стеллажей, – сообщил основатель бренда. – В итоге, если у нас в 2019 году всё складское пространство занимало всего 40 м2, то начиная с 2020 года, у нас только склад готовой продукции занимает 250 м2, а и склад сырья еще 150 м2. Производственные помещения увеличились со 100 м2 до 450 м2».

Кидалты

Если вау-продуктом бренда является кофта-трансформер, то появившийся со временем спрос на повседневную одежду привел к решению ввести ее в ассортимент компании. Серафима с Александром пришли к решению шить одежду и для взрослых. Сейчас ассортимент включает футболки, брюки, платья, одежду для дома, аксессуары и пледы. На взрослый ассортимент, по словам Александра Блохина, приходится 15% от общего объема заказов.

«Покупают как родители для себя, чтобы быть на одной волне с детьми, – рассказал собеседник АБН, – так и «кидалты» — самодостаточные люди, которым нравится сохранять непосредственность и носить одежду с ушками или просто с нашими персонажами. Нельзя отнести их к какой-то определённой возрастной группе. Такие люди есть и среди двадцатилетних, и среди 65-летних. Я таких покупателей знаю».

Между повседневной и необычной одеждой 2021 год показал паритет, сообщил предприниматель. Ожидается, что в 2022 году объем продаж базовой одежды превысит показатель по ноу-хау компании. Также бизнесмены отмечают рост числа покупателей, проявляющих лояльность к бренду.

Помимо собственного интернет-магазина, «Кофтеныши» сотрудничают с маркетплейсами, объем продаж за год вырос почти в четыре раза — с 5% от общего объема продаж в конце 2020 года до 15-18% по прошествии года. Сбыт налажен не только через маркетплейсы, но и через группы в ВКонтакте и Инстаграме. Социальные сети формируют примерно треть спроса. В Инстаграме у бренда более 60 тысяч подписчиков.

«Мы продолжим расширять ассортимент, запустим одежду для новорожденных детей, переосмыслим неудачные запуски продуктов и освежим старые продукты. У нас накопилось очень много данных о наших покупателях и их предпочтениях. Мы стали лучше понимать, что важно родителям в одежде для детей» — поясняет Александр Блохин.

Конкуренты и рынок

В Петербурге на рынке производства детской одежды работают бренды Leya.Me, Kokoko Kids, выпускающий также игрушки из дерева и предметы интерьера, Furu, который шьет и одежду для мам, Bluegreens, специализирующийся на одежде из органического хлопка, Black Black, владельцы которого изготавливают урбанистическую одежду «как для взрослых» – сдержанные цвета и асимметричный крой, бренд детской одежды Математiка, компании Oldos, Crokid, и другие.

Технологичную одежду и аксессуары для детей производит также петербургская компания Leokid. Здесь выпускают комбинезоны, муфты-варежки и конверты-трансформеры для детей до 5 лет. Пижамы в виде животных с ушками и хвостами для детей и взрослых производит также московская компания Allkingurumi.

Ангелина Клекова, управляющий партнер компании Leokid, в комментарии для АБН отмечает, что векторы на рынке производства детской технологичной одежды несколько поменялись.

«Они связаны с мировым логистическим кризисом, — говорит Ангелина Клекова, — и мы закрыли свое небольшое производство в России, и разместили его на китайских площадках. Причина — здесь нет персонала, фурнитуры, подходящих тканей, невозможно доработать полный цикл производства. Там все это есть».

Сейчас в ассортименте Leokid  до 50 позиций, в компании работает 18 сотрудников, в 2021 году компания вышла на рынки Чехии, Словакии, Хорватии, а также Эстонии и Латвии.