Валюта $66.00 €72.53 Brent$51.79
14.03.16 / 23:49 Новости / Политика

Владимир Путин ушел по-сирийски. Что дальше?

Президент России Владимир Путин в понедельник вечером приказал вывести войска РФ с территории Сирии. Российский лидер уверен — поставленные задачи выполнены. А политологи прогнозируют, что будет дальше.

Путин и Лавров Сирия

Сенсационную новость Путин сообщил на встрече с министрами, которые подчиняются президенту напрямую — с главой Минобороны Сергеем Шойгу и главой МИДа Сергеем Лавровым. Поставленные в начале военной операции цели выполнены, считает президент.

По его словам, удалось сократить, а кое-где и полностью прекратить снабжение ресурсами террористов, так как перекрыта торговля нефтью, а также поставка боеприпасов и оружия боевикам.

Кроме того, террористов удалось вытеснить из Латакии, блокирована Пальмира, восстановлено сообщение с городом Алеппо. «Очищена большая часть провинций Хама и Хомс, деблокирована авиабаза Квайрес, которая была заблокирована более трёх лет», — добавил Путин.

Вывод российских войск начнется с 15 марта.

В понедельник же российский лидер пообщался по телефону со своим сирийским коллегой Башаром Асадом. президенты обсудили реализацию Совместного заявления России и США о прекращении боевых действий в Сирии. Как сообщили в Кремле, собеседники сошлись в том, что в стране стало существенно меньше кровопролития и улучшена гуманитарная обстановка. В администрации также подчеркнули, что Асад поблагодарил Путина за военную помощь и отметил профессионализм российских военных.

Петербургский политолог Сергей Шелин скептически относится к заявлению о том, что РФ выполнила свои задачи в Сирии.

«Никаких осуществимых военных целей там и не могло быть изначально. Восстановление старой асадовской Сирии невозможно, потому что ее больше нет и не может быть никогда», — написал эксперт на своей странице в Facebook.

Шелин задается тремя вопросами, главный из которых — «настоящий ли это вывод?». Политолог напоминает, что «первая имитация вывода войск из Афганистана была устроена уже через полгода после вторжения, за восемь лет до подлинной эвакуации оттуда». Второй вопрос — с какими целями все это делается. Третий — «если вывод настоящий да еще и с мирными целями, то что Путину за это обещано и кем обещано? Может быть, главные события марта 16-го еще и не произошли», — предполагает эксперт.

Журналист и политолог Максим Шевченко отчасти отвечает на вопросы коллеги.

«Это демонстративный жест, который показывает, что какие-то вспомогательные части будут выводиться, а их там особо и не было. На фоне взрыва в Анкаре это показывает, что Россия не хочет войны, а, наоборот, готова к мирному разрешению конфликта. Это решение не повлияет на стратегический расклад. Основную боевую нагрузку несут на себе сирийцы, иранцы», — сказал Шевченко в комментарии АБН.

Отметим, несколько профессиональных востоковедов в понедельник вечером отказались от комментариев на заданную тему, мотивируя это тем, что истинные причины вывода войск известны только Путину. Но «нужно думать, прежде чем лезть. Никаких результатов Россия в Сирии не добилась», — сказал один из собеседников агентства.

Блогосфера неоднозначно отреагировала на вечернюю новость. Часть пользователей Twitter сочла слишком дорогой ценой за участие в сирийской операции крушение аэробуса А321 над Египтом и проблемы туриндустрии, равно как и кризис в отношения с Турцией. «Главный результат этой глупой войны в Сирии — теракт в самолете, который летел в Петербург», — пишет Михаил Роскин. Другие отреагировали беспокойно. «Путин, конечно, смешон и нелеп, но вывод войск из Сирии это хорошо. Хорошо бы теперь заняться своей страной, а не геополитикой», — пишет урбанист Максим Кац. «Вот уж не надо. «Заняться страной» звучит угрожающе», — отвечает ему пользователь Ольга Стаханова.

Впрочем, от Путина не стоит ждать ужесточения внутренней политики в связи с уходом из Сирии, сказала в комментарии АБН политолог Екатерина Шульман.

«Сами страхи “вот сейчас из Сирии вернутся и с нами что-то плохое сделают” чрезвычайно характерны — как и одновременно появившиеся опасения, что уход из Сирии обозначает грядущую активизацию на украинском направлении. Это, во-первых, отражение глубокой общественной виктимности — восприятия себя как готовой жертвы, ожидания от власти только дурного. Во-вторых, такой взгляд предполагает картину мира как “игры с нулевой суммой” — если в одном месте убавилось, в другом должно прибавиться. Но мировая политика — не замкнутый сосуд, ее реалистичнее представлять как систему волн, сменяющих и перекрывающих друг друга», — считает эксперт.

По мнению Шульман, вывод войск из Сирии — позитивный шаг, «потому что, как его ни объясняй, нельзя скрыть тот факт, что это очевидный плод договоренностей с западной коалицией и фактическое согласие на просьбы США и ЕС не бомбить сирийскую оппозицию. “Ужесточение политических реалий”, о которых вы спрашиваете, возможно в условиях изоляции. Чем глуше изоляция, тем тяжелее климат внутри страны. Любые договоренности и компромиссы, снижение градуса противостояния со внешним миром — это благо», — заключает политолог.

Позитивно и с надеждой на перемены в российской политике в связи с выводом войск отреагировал оппозиционный депутат Госдумы Дмитрий Гудков.

«Ведь выбор прост: либо мобилизация против внешнего врага, либо мобилизация против внутренних проблем. Если вдруг почти невероятное второе, да еще и перед выборами – у нас появляется призрачный шанс», — пишет он в Facebook.

«Впрочем, лучше быть пессимистом, чтобы потом неожиданно обрадоваться, чем оптимистом, каждый раз плачущим от несбывшихся надежд. Поживем – увидим», — добавляет оппозиционер.