Валюта $75.85 €90.03 Brent$44.68
12.11.20 / 22:59 Новости / Петербург

Старик и море: Трабер начал строить новую портовую империю

Фото: Pixabay

Фото: Pixabay

Наше издание уже много раз писало об экологических акциях протеста в Ленобласти против строительства нового многопрофильного перегрузочного терминала в Приморске –детища Ильи Трабера, которое осуществляет подконтрольное ему ООО «Приморский УПК».  Несмотря на протесты экологов, строительство порта продолжается ударными темпами.

Этот проект не случаен для Трабера, он самостоятельно или через своих младших партнеров уже контролирует значительную часть морских торговых портов Северо-Западного региона. Старый морской волк не испугался пандемии новой короновирусной инфекции и не самоизолировался, а прожорливо поглощает предприятия и подспудно уничтожает природу, игнорируя интересы простых людей.

Молодое поколение в регионе еще не знает, чем опасен для его бизнеса человек с такими возможностями и амбициями.

Это уже на свой шкуре в полной мере ощутил Валерий Израилит, который расстался за бесценок в морском торговом порту Усть-Луга с целым многопрофильным перегрузочным комплексом, не выдержав натиска абордажной команды Трабера.

Также недавно в сферу его влияния вошло АО «ЛОЭСК» — одна из крупнейших в стране частных электросетевых компаний в России, что уже вызывает много вопросов у клиентов ЛОЭСК в регионе.

Все это лишь последние проекты криминального авторитета, история его удивительной жизни изобилует такими фактами, которым позавидовали бы даже одноименные итальянские мафиози из семейства Карлеоне.

О приключениях Трабера можно написать целую книгу, хотя если собрать все публикации начиная с 80-х годов прошлого века, получится целое художественное произведение. СМИ, ссылаясь на его криминальное прошлое, называют его по-разному: «Антиквар», «Мореман», «гангстер», «рейдер», «крестный отец», «лидер ОПГ». Сфера его интересов обширна и выходит далеко за рамки его родного региона – Петербурга и России в целом. Он мастер теневых финансовых потоков, обеспечивающих его финансовое благополучие и административные возможности.

Начало. От Бармена до Антиквара

В 80-е годы прошлого века молодой (родился будущий авторитет в сентябре 1950 года) Илья Трабер, уроженец Омска, выпускник севастопольского морского училища, бывший офицер-подводник и секретарь комитета комсомола на подлодке «Красногвардеец» начинал работать барменом в ленинградских пивных барах, где и началась его криминальная карьера.

Дефицитное для советских граждан пиво лилось рекой, барный «крановщик» и вышибала начал интересоваться покойниками, а точнее тем, что от них обычно оставалось – ценным скарбом, а точнее — антиквариатом. Тогда у Трабера и появилась любовь к легким и большим деньгам.  Заработанных на пенном с лихвой хватило, чтобы Трабер сменил питейное заведение «Жигули» на Владимирском проспекте на солидный магазин «Антиквар» на главной артерии города – Невском проспекте с серьезной клиентурой.
Невский и солидные клиенты сделали свое дело: самооценка авторитета выросла, и, как следствие, начала расти аппетиты.

Дмитрий Запольский, известный журналист, живущий сейчас за рубежом в своей книге пишет: «Он (Трабер) использовал любую возможность влезть во все щели, управлять общественным мнением и иметь выход на любое предприятие или любого начальника».  Бизнес Трабера стал выходить уже за пределы Петербурга.

Ледокол «Трабер»: курс на  «на Выборг»

Первой павшей крепостью стал Выборг. Заброшенный город на границе с Финляндией обладал неоцененным тогда властью активом – портовой структурой.

Одним из первых амбициозных проектов Трабера являлось создание т.н. Выборгского транспортного коридора.

СМИ Ленинградской области того времени пестрят заголовками о том, как Трабер используя пехоту и ресурсы Тамбовской ОПГ, будучи одним из ее лидеров, а также не без помощи своих людей в администрации Выборгского района, стал активно поглощать коммерческие структуры в Выборге.

Под его контроль перешли гостиница «Дружба», Выборгский хлебокомбинат, медийный и ресторанный бизнес, он финансировал избирательные компании в органы местного самоуправления, за что получил титул лидера Выборгской криминальной группировки.

Дмитрий Запольский писал в своей книге, что решением вопросов Трабера на месте занимался некий Челюскин по кличке Чеснок, который был младшим партнером Ильи Трабера (его «пехотинцем»). Как пишет Запольский, Чеснок – первый бандит из команды Трабера, который в дальнейшем решил окончательно избавиться от гангстерского бекграунда и стать бизнесменом.

Илья Трабер, по мнению Запольского в интервью телеканалу «Дождь», мог открыть окно в Европу, которое позволило вывозить весь антиквариат с территории России: «когда не золотое блюдо на пузе выносили, а когда можно было это все спокойно вывезти через дырки в границе, которые пробивались таким вот образом». Основные транспортные потоки были подконтрольны Траберу, который за счет данных поступлений и возможно и сформировал свой первоначальный капитал.

«Финская граница практически под его (Трабера) контролем. Илья Трабер привозит в Выборг своих ставленников — братьев Рубинович, которые надолго становятся главными теневыми решальщиками всех процессов. Впрочем, как написал великий поэт «из тени в свет перелетая, она сама и тень, и свет». Один из братьев стал спикером выборгского законодательного собрания, другой депутатом, что не мешало им оставаться авторитетами и контролировать «окно в Европу» — пишет Дмитрий Запольский.

Проверив свои возможности и основательно закрепившись в Выборге, Трабер обратил свой взор уже на портовый и нефтяной бизнес.

Хороший порт дороже денег

Антиквар, который к тому времени обзавелся устойчивыми связями с практически всемогущий на тот момент Тамбовской криминальной группировкой, принялся осваивать нефтяной и портовый бизнес не только в Выборге. Чтобы понять уровень возможностей Ильи Трабера в тот момент, достаточно констатации того, что его сравнивали с другими криминальными авторитетами – легендами Бандитского Петербурга. Доступ к ресурсам криминального мира позволял Траберу творить чудеса.

В «Новой газете» в статье об аресте петербургского бизнесмена известного как «Фима Банщик», ее автор Максим Леонов ставил Трабера на одну ступень с Владимиром Барсуковым (Кумариным), Михаилом Глущенко (Миша Хохол) и Александром Малышевым. Очевидно самолюбию Ильи Трабера это льстило.

Ключевой точкой в развитии бизнеса Трабера стало получение контроля над Санкт-Петербургским портом. Портовая инфраструктура, в том числе, терминалы, находились в собственности города. Далеко не все хотели отдавать ее на откуп Антиквару и его партнерам и дружкам из криминального мира. Однако Трабер и его абордажная команда умеют быть убедительными.

Первой ласточкой стало убийство председателя Комитета по управлению городским имуществом (КУГИ) Санкт-Петербурга Михаила Маневича  в 1997 году. Чиновник пытался навести порядок и вернуть портовую инфраструктуру и доходы от ее деятельности под контроль города. Но в результате дерзкого нападения Михаил Маневич был ранен киллером пятью пулями в шею и грудь, по дороге в больницу он скончался. Следствие разрабатывало версию причастности Трабера к организации убийства Маневича, но безрезультатно.

На этом череда подозрительных смертей в Петербурге не закончились. В 1999 году убили Павла Капыша, генерального директора Балтийской финансово-промышленной группы (БФПГ). Эта компания конкурировала со структурами Тамбовской группировки, которой руководил в том числе Трабер. Несколько киллеров расстреляли из гранатометов и автоматов внедорожник, в котором находился Павел Капыш, бизнесмен погиб, двое его охранников получили ранения. До сих пор следствие по этому убийству не закончилось. Илья Трабер был одним из главных подозреваемых по делу. До настоящего времени заказчиков преступления никто к ответственности не привлек.

В результате никто в городе не осмеливался перечить Траберу и его команде, который получил полный контроль за над портовой инфраструктурой Санкт-Петербурга.

Следующим этапом в становлении его криминальной империи, являлась история с Петербургским нефтяным терминалом, захват Трабером которого происходил при молчаливом согласии или даже можно сказать попустительстве властей Санкт-Петербурга.

Началось это в июне 1995 г, когда мэрия Петербурга распорядилась сдать портовую нефтебазу в долгосрочную аренду частной фирме АОЗT «Петербургский нефтяной терминал». По договору нефтебазу передали на 20 лет по ставке 50 тыс. долл. в год. Вместе с тем даже в те годы через терминал проходило по 2-3 млн. тонн нефтепродуктов, что означало миллионы долларов прибыли ежегодно. Плюс к тому, через три месяца после сдачи в аренду мэрия безвозмездно передала ПНТ дополнительно 25 гектаров территории порта под будущее расширение портового бизнеса. И подобную бизнес-модель Илья Трабер еще не раз будет использовать при становлении на своем профессиональном пути.

Следующим в очереди стало основание Ильей Трабером в конце 1993 года ПТК. Здесь Траберу как экономисту «Тамбовской ОПГ» очень помогли связи в мэрии Санкт-Петербурга, за счет которых он возвел свою компанию в ранг монополистов топливного рынка Санкт-Петербурга.

Но на этом амбиции Трабера на топливном рынке не ограничились. По данным ряда российских и зарубежных СМИ, его люди были причастны к компании «СОВЭКС», которая тогда получила монополию на заправку авиакеросином самолетов в Пулково.

Контроль над компанией, якобы, достался Траберу в результате подделки уставных документов компании, ее печати и обычного физического захвата предприятия. В дальнейшем предприятие было продано, а денежные средства, полученные от его реализации вложены по всей видимости в покупку дорогостоящей недвижимости зарубежом. Сейчас компания избавилась от своего темного прошлого и принадлежит в равных долях крупнейшим компаниям России «Лукойлу» и «Газпрому».

Приключения Трабера в Европе

Петербург и Выборг в какой-то момент, похоже наскучили Илье Траберу, чьи амбиции требовали покорения новых вершин, и он устремил свой взор в Европу. Получив греческое гражданство Илья Трабер через подконтрольные компании стал владельцем недвижимости во Франции и продолжал инвестировать полученные за счет выведенных из России капиталов в зарубежную недвижимость.

Однако французские правоохранительные органы в результате проверки, видимо, осознали, что доходы Трабера не имеют легального основания и по всей видимости имеют явное криминальное происхождение. К проверке доходов были подключены налоговые органы.

Опасаясь преследования и задержания, Трабер спешно уехал в Швейцарию в городок Тур-де-Пей, где ему принадлежал особняк за 30 млн долларов США. Однако и здесь в Швейцарии Трабер не избежал преследования со стороны Генеральной прокуратуры,  поводом послужили заявления Сурена Фишбахера, на тот момент бывшего финансового управляющего Трабера, о причастности последнего к одной из российских преступных группировке, совершению заказных убийств на территории России, нелегальной торговле оружием, совершении иных преступлений.

Одновременно даже крошечное княжество Монако, используя данные французских спецслужб о преступной деятельности Трабера,  начало собственное масштабное расследование, следственные действия коснулись княжества Лихтенштейн, где Трабер хранил свои финансовые документы и, возможно, денежные средства, поступившие из теневых источников, которые по мнению следствия должны были полностью подтвердить данные спецслужб о причастности Трабера к отмыванию денег и легализации капиталов, контрабанде, продаже наркотиков, урана и оружия.

Полиции этих стран провели свои расследование, но не стали предъявить Траберу серьезные претензии, которые имели бы продолжение в суде. Очевидно, даже здесь сыграли особую роль его административные возможности. Однако нашлась лишь одна страна, которая имела мужество и смелость довести дело до конца и привлечь к уголовной ответственности.

Испанский гамбит

Не найдя взаимопонимания в Греции, Франции, Швейцарии и Монако, Трабер переехал сбежал в Испанию – любимое место отмывания русской мафией преступных доходов. Очевидно, Трабер в Испании представлял интересы русского криминалитета, исполняя привычную для него роль «арбитра». В том числе, на территории Испании Трабер отмывал преступные доходы тамбовской группировки через свои испанские банковские счета и компании. Попался Трабер и на незаконном уклонении от уплаты налогов.

Но даже тут ему не удалось уйти на «заслуженный» покой. В 2008 году испанские правоохранительные органы провели операцию «Тройка», направленную против русской мафии, обосновавшейся на Пиренеях. Основной удар был нанесен по «Тамбовской» и «Малышевской» ОПГ.

В результате проведения операции «Тройка» значительная часть русских «авторитетов» были задержаны. Испанцам удалось то, на что остальным не хватало смелости.

Однако, даже тут Траберу удалось в очередной раз ускользнуть от ответственности, но не без ощутимых для него последствий: в результате расследования Интерпол выдал международный ордер на задержание с формулировкой «Илья Ильич Трабер совместно с различными лицами принадлежали к тамбовской преступной организации, и используя такие общества, как «Инмобилиария Балеар 2001 С. Л.» и «Петербургская топливная компания», осуществлял мошеннические экономические операции с целью легализации денежных средств незаконного происхождения, вытекающих из незаконной деятельности преступной организации «Тамбовская».

Полосы испанских газет пестрели подробностями этого громкого дела.

Например, издание Publico  смаковало подробности из прошлой жизни Трабера: еще с молодости Илья Трабер был знаком с одним из руководителей русской мафии Геннадием Петровым  (в то время он был студентом, а Трабер – курсантом военной академии), и в итоге стал его правой рукой и сам также являлся одним из главарей Тамбовской криминальной группировки.

Следствие во главе с прокурором Хосе Гриндой, специализирующегося на русской мафии, собрали убедительные доказательства фактов отмывания денег Трабером в Испании в пользу Тамбовской группировки. Приобретение дома площадью 620 кв.м. в Валльдемоссе, Майорке, дорогостоящих автомобилей, антиквариата шло за счет преступных доходов.

В отместку Илья Трабер, по данным Publico организовал травлю прокурора Хосе Гринды и, по некоторой информации, приказал покончить с Гриндой раз и навсегда, что с учетом его прошлого и реальных возможностей воспринималось Гриндой довольно однозначно. Под давлением оказались даже малолетние члены семьи прокурора Гринды. Об этих фактах сообщил сам Хосе Гринда прокурор Специальной Прокуратура по борьбе с коррупцией и организованной преступностью на заседании суда Третьей секции Судебной коллегии по уголовным делам, где рассматривалось дело по обвинению 18 человек преступной организации «Тамбовской», действующей на территории Испании.

В самом начале судебного процесса это заявление прокурора Хосе Гринды было принято судом как доказательство по уголовному делу, характеризующее личность Трабера, Гринда тогда смело заявил суду: «Никакие угрозы не помешают мне выполнять работу государственного служащего; испанская прокуратура никогда не согнется под этими угрозами».

Подробности этой травли прокурора раскрыла газета El Pais. Издание сообщило, что преследование Хосе Гринда со стороны Ильи Трабера было настолько интенсивным, что государственный Генеральный прокурор Консуэло Мадригал связалась с руководством Министерства внутренних дел, чтобы обеспечить личную безопасность семьи своего подчиненного. Именно Гринда и прокурор Каррау представляли Прокуратуру в данном судебном процессе, и рассматриваемые факты связаны с отмыванием средств, полученных якобы от преступной деятельности Тамбовско-Малышевской группировки в России.

Дело в испанском суде против Ильи Трабера до сих пор не закрыто, все обвинения в участии в преступной организации и  отмывании денег на территории Испании не сняты, Траберу не удается доказать свою невиновность.

АБН пыталось связаться с Хосе Гринда, чтобы он помог пролить свет на возможные злодеяния русского мафиози и даже направило вопросы в офис прокурора. К сожалению, пока он не смог на них ответить. Также оставили без ответа запросы испанские журналисты.

Остается только надеется, что европейская правоохранительная система все-таки достанет Илью Трабера и с его проектами в России будет навсегда покончено. Хотя в этом имеются значительные сомнения. Ведь Трабер — единственный из живых криминальных авторитетов, знакомство с которым публично признавали Владимир Путин (Сериал «Питерские», первый эпизод, телеканал Дождь).

Ведь вопрос достаточно прост: нужно ли России будущее таким, какие его видит старожил криминального мира? Нужен ли нам угольный порт, который погубит не только всю область, но и наше здоровье и здоровье и будущее наших детей?